Как бор сосновый стал Сосновым Бором

Лучше всех, ныне живущих в городе, об этом знает Юрий Савченко

31.03.2008  -  00:00

Ю.Савченко: Немногие знают, что город сначала хотели возвести буквально на берегу залива (Фото Юрия Шестернина)Ю.Савченко: Немногие знают, что город сначала хотели возвести буквально на берегу залива (Фото Юрия Шестернина) Юрий Тимофеевич Савченко — архитектор, Почетный гражданин Соснового Бора. Он участвовал в разработке первого генерального плана Соснового Бора, а затем многие годы руководил группой специалистов, осуществляющих авторский надзор за строительством и благоустройством Соснового Бора, много лет работал главным архитектором города. Наш корреспондент Анатолий Стаселько встретился с Юрием Савченко.

— Юрий Тимофеевич, почти 45 лет назад, в июне 1963 года, через год после принятия решения о строительстве НИТИ и за четыре года до начала возведения ЛАЭС, плановая комиссия Ленинградского областного Совета утвердила генеральным проектировщиком Соснового Бора п/я 45, как тогда назывался институт, называемый ныне ВНИПИЭТ. — Тем же постановлением институту предлагалось разработать генеральный план города Сосновый Бор на 25 тысяч населения. Причем планировалось, что этого рубежа город достигнет к 1980 году. В группу специалистов, которой поручили разработку генерального плана, был включен и я. Именно тогда я впервые побывал в местах, где предстояло построить новый город, и был покорен их красотой и уникальностью. Немногие, наверное, знают, что в соответствии с первоначальными наметками, город хотели возвести буквально на берегу залива, на территории, которая получила потом название Приморского лесопарка. Если бы этот замысел был осуществлен, город в буквальном смысле оказался бы «на семи ветрах». Кроме того, прежде чем строить здесь город, нужно было выполнить очень дорогостоящие и трудоемкие подготовительные работы. Поэтому от этого замысла отказались. И возвели микрорайоны на некотором удалении от залива, очень бережно вписав жилые дома и объекты соцкультбыта в сосновый бор, растущий на дюнах. Причем еще на стадии разработки генерального плана было решено, что наиболее красивая часть территории с самыми высокими дюнами и песчаным кратером застраиваться не будет. Впоследствии она получила название лесопарка «Белые пески». — Юрий Тимофеевич, на практике нередко бывает так: проектировщики «нарисуют» красивые картинки, а потом проект попадает к строителям, и они начинают добиваться сокращения того, что считают «архитектурными излишествами». Понять строителей можно: у них жесткие сроки ввода объектов в эксплуатацию, трудовые ресурсы ограничены, да и нормативные документы, мягко говоря, ограничивают полет фантазии. Ведь в те годы, о которых мы говорим, вся страна застраивалась типовыми блочными коробками. Как удалось, учитывая все сказанное, придать Сосновому Бору лица необщее выражение? — Городу очень повезло, что Северное управление строительства сразу после его создания возглавил Владимир Николаевич Латий, а главным инженером СУС был назначен Борис Петрович Суханов. Напомню, что до Соснового Бора Борис Петрович работал на строительстве Академгородка под Новосибирском, жилые дома и здания институтов которого были очень бережно вписаны в природный ландшафт. Руководители СУС не только всячески поддерживали наши предложения, но и вносили немало своих, призванных украсить строящиеся микрорайоны. И стволы засохших деревьев превращались в скульптуры, автобусную остановку у почты украсил бетонный «гриб» и даже такие утилитарные сооружения, как сушилки для белья, радовали глаз своим оформлением. — И поэтому, когда вы вместо стандартных детских площадок запроектировали во втором микрорайоне Малую Копорскую крепость, а в третьем — детский игровой комплекс «Андерсенград», вы были уверены, что ваши задумки воплотятся в жизнь. — Что касается Малой Копорской крепости, то во многом именно благодаря ей страна узнала, что началось строительство нового города Сосновый Бор. Среди множества объектов, выдвинутых на Государственную премию РСФСР в 1970 году, а в их числе был и только что построенный Новый Арбат в Москве, авторитетная комиссия отдала предпочтение второму микрорайону нашего города, особо оценив именно Малую Копорскую крепость. — А среди получивших Государственную премию РСФСР были и вы, и Владимир Николаевич Латий. Однако оценки, Юрий Тимофеевич, меняются. Позволю процитировать несколько строк из письма в редакцию жительницы улицы Ленинградской: «А не пора ли ее, эту Малую Копорскую крепость с вонючим бассейном снести и сделать на этом месте стоянку для владельцев машин этого двора и детскую площадку?». Речь, как явствует из письма, идет о том небольшом бассейне, что примыкает к Малой Копорской крепости. Что скажете в ответ, Юрий Тимофеевич, как автор проекта этой крепости? — Что касается бассейна, то его нужно чистить и периодически менять в нем воду, тогда он не будет вонять. На предложение снести Малую Копорскую крепость отвечу так: зачем же ограничиваться только этим? Давайте снесем все: Андерсенград, газоны, зеленые насаждения, хотя такого разнообразия пород деревьев и кустарников, как в Сосновом Бору, нет ни в одном городе области (спасибо дендрологу Ларисе Федоровне Прозоровой). Давайте снесем все перечисленное. А на освободившейся территории устроим автостоянки и возведем супермаркеты. Только вряд ли то, что получится, можно будет называть городом Сосновый Бор. — Понимаю и разделяю вашу иронию, Юрий Тимофеевич. Но все-таки согласитесь: отсутствие мест для парковки автомобилей — это реальность сегодняшнего дня, создающая массу неудобств. — Город проектировался и строился в те времена, когда на государственном уровне заявлялось, что в нашей стране отдается предпочтение не личному, а общественному транспорту. Исходя из этого утверждались соответствующие нормы и правила, определяющие, в том числе, ширину улиц и внутридомовых проездов, размеры и количество «карманов» для стоянки автомобилей. И мы, проектировщики, разрабатывая первый генеральный план города, руководствовались этими нормами. — Однако времена изменились, и делать что-то нужно... — На мой взгляд, возможны какие-то компромиссные варианты. Но прорабатывать и предлагать их должны те, кто сейчас отвечает за этот участок работы. — Но вернемся к Малой Копорской крепости. Администрация города изыскала средства для ее ремонта. — Я об этом узнал из газеты. — Другими словами, вас, автора проекта этого одного из знаковых сооружений нашего города, даже не поставили в известность, что планируется ремонт крепости? А как же авторские права, интеллектуальная собственность и прочие подобные понятия? — Простите, но этот вопрос вы задаете не по адресу. А что касается крепости, то ее комплекс уже утратил все деревянные конструкции, остались только башни из камня. Что будет дальше, не знаю. — Нас с вами, Юрий Тимофеевич, могут упрекнуть, что мы идеализируем прошлое и черним настоящее... — Прошлое тоже не было безоблачным. Сосновый Бор остался без стадиона, десятки лет в нем не было гостиницы, были спроектированы, но не построены Дом пионеров и театральный зал ДК «Строитель». Вряд ли целесообразно сейчас перечислять причины, почему это произошло. Но и сделано, согласитесь, было немало. Сосновым Бором по праву гордились его жители, восхищались гости. Наш город стал своеобразной визитной карточкой министерства среднего машиностроения, к нам ехали за идеями и опытом. И остается только сожалеть, что теперь иным стало отношение к городу и руководителей ведущих предприятий, и рядовых сосновоборцев.

Комментарии

Загрузка комментариев...