Деревни, стертые войной. История третья: Долгово

В год 70‑летия Победы «Маяк» продолжает рассказ о бывших деревнях в окрестностях Соснового Бора

30.10.2015  -  00:00

Полтысячелетия, а может и больше, стояла на песчаном берегу моря деревня. Море называлось сначала Варяжским, потом — Балтийским. А жители селения (Долгое, Толкиенкюля, Долгова, Долгово) из века в век ловили рыбу, любовались дюнами и соснами. Из века в век стояли на границе и встречали неприятеля.Вторая мировая война смела деревню до основания.Через много лет после ее окончания, уже во второй половине 20 века на этом месте вырос гигант отечественной атомной энергетики — Ленинградская АЭС.А жители исчезнувшей с карты деревни Долгово еще живут в наших краях и вспоминают свою прекрасную малую родину.

На месте ЛАЭС до войны более 500 лет стояла деревня

Впервые деревня Долгово упоминается в Новгородских писцовых книгах (Переписная оброчная книга Вотской пятины) в 1500 году. В те времена она входила в состав Каргальского погоста Копорского уезда Вотской пятины.

Во время владычества шведов здесь поселились финны-эвремейсы, и деревня стала называться Толкинкюля (Толкиенкюля).
В 18 веке деревня входила в поместье Кирилла Григорьевича Разумовского и его потомков. В начале 19 века она перешла к Зиновьевым. В 1838 году Долгово относилось к Ораниенбаумскому уезду и принадлежало статской советнице Юрьевой. В то время в деревне проживало 17 мужчин и 15 женщин.
В официальных бумагах 1862 года деревня значится владельческой, в Петергофском уезде, на приморском проселочном тракте, при ручье безымянном и колодцах, состоит из 9 дворов (33 мужчины, 31 женщина), в деревне имеется харчевня. На карте 1871 года при деревне «Долгова» обозначен стекольный завод.
На рубеже веков к западу от деревни на песчаных дюнах, к югу от дороги Долгово — Керново находился кирпичный завод (там, где сейчас расположено административное здание ЛАЭС). В 1905 году Долгово входило в Керновское сельское общество, Копорскую волость Петергофского уезда.
Деревню не обошла гражданская война — в 1919 году здесь был высажен на побережье десант белых, которых поддерживал 1‑й Эстонский корпус и Ингерманландский батальон.
В 1931 году в Долгово был организован рыболовецкий колхоз «Волна».
В августе 1941 деревня стала линией фронта. Здесь была установлена вышка одного из наблюдательных пунктов батареи № 33, а также создано нечто вроде дома отдыха в помещении бывшей погранзаставы, где бойцы 5‑й отдельной стрелковой бригады морской пехоты отдыхали и получали усиленное питание.
Вражеским огнем Долгово было практически стерто с лица земли и после войны так и не возродилось.
Практически на ее месте летом 1967 года началось строительство Ленинградской атомной электростанции.

1941 Карты РККА.  Довоенный Генштаб

1941 Карты РККА. Довоенный Генштаб

***

Боевые товарищи Олег Любименко (слева) и Иван Черныш (справа) возле своей вышки — поста № 4, на территории ЛАЭС (80-е годы). *** В этом году в канун Дня Победы ЛАЭС, которая следит за этой вышкой, установила на ней мемориальную доску.

Боевые товарищи Олег Любименко (слева) и Иван Черныш (справа) возле своей вышки — поста № 4, на территории ЛАЭС (80-е годы). *** В этом году в канун Дня Победы ЛАЭС, которая следит за этой вышкой, установила на ней мемориальную доску.

Служили два товарища…Знаменитая вышка в Долгово: пост № 4

Эта вышка из монолитного железобетона, поставленная еще перед войной в деревне Долгово, и сейчас стоит на территории бойлерной ЛАЭС. В военные годы с нее с помощью специальной оптики велась разведка дальнего действия. Деревню война смела, а вышка уцелела.

На вышке практически всю войну несли боевую вахту наблюдателями-дальномерщиками два парня с Украины, которые нашли здесь свою судьбу (оба женились на готобужских девчатах), связали свою жизнь с нашими местами и стали сосновоборцами: Иван Черныш и Олег Любименко.
Старший сержант Иван Черныш служил на Ораниенбаумском плацдарме с августа 1941 года по март 1944‑го, с 1943 года был командиром поста. После увольнения в запас в 1946 году Иван Евдокимович работал шофером, затем трудился в НИТИ имени Александрова в должности заведующего складом.
Старший сержант наблюдатель-визировщик поста № 4 Олег Любименко, служивший на той же вышке, в своих воспоминаниях рассказывал, что батарея № 33 имела наблюдательные посты: № 1 у форта Красная Горка, № 2 — у деревни Кандикюля, № 3 — у деревни Ручьи, № 4 — у деревни Долгово. Все четыре поста были построены из качественного железобетона и соединены подземной связью в два кабеля с центральным постом батареи. Каждый пункт обслуживала команда из 7 человек.
Им на посту № 4 в Долгово был дан приказ усилить наблюдение за морем во избежание проникновения противника морским путем.
«Нашей главной боевой задачей была разведка дальнего действия. Артеллирийский разведчик, стоя на вахте, должен был быстро и точно определить — какие корабли или катера проходят по морю, какова воздушная обстановка над морем. В случае необходимости он же корректировал огонь по неприятелю… Артразведчик должен был видеть и слышать наземные цели, определять по вспышкам выстрелов местонахождение вражеской батареи… Требовалось особое мастерство, буквально интуиция или, по-простому говоря, охотничье чутье. От качества работы выносных постов зависело качество работы батареи по цели. А значит, и эффективность обороны плацдарма».
После демобилизации в 1946 году, Олег Петрович работал в Сосновом Бору; сначала в лесничестве, потом слесарем в НИТИ имени Александрова.
Свою дружбу боевые товарищи сохранили на всю жизнь.

***

«Заслуженный рыбак СССР» из Долгово

«Заслуженный рыбак СССР» из Долгово

«Заслуженный рыбак СССР» из Долгово 

Из воспоминаний Аллы Константиновны Лапчук (Якконен)

Алла Константиновна родилась в 1933 году, в деревне Долгово. Ее отец Константин Павлович Якконен (на фото) работал бригадиром на мотоботе в колхозе «Волна». Он был знаменитым рыбаком, ездил на ВДНХ, где был награжден двумя медалями Всесоюзной выставки и двумя золотыми значками «Заслуженный рыбак СССР». Ему также подарили патефон с пластинками, на которых были записаны речи Ленина и Сталина.
Когда началась война, его обязали перевезти рыболовецкое оснащение в Ленинград. После того, как это задание было выполнено, его мобилизовали в армию. Он служил стрелком в батальоне морской пехоты, охранял берег залива на участке Липово‑Кандикюля, а потом — на сторожевом катере.

Алла Константиновна вспоминает: «В Долгово в каждом доме были сады, очень красивая была деревня. А после войны от всей деревни осталась одна лишь кирпичная стена…
День начала войны запомнился вот чем. Мы, дети, каждый день ходили на берег залива, где стояла пограничная застава и были поставлены большие качели. Играли, лепили посуду из голубой глины. В воскресенье 22 июня 1941 года со стороны Финляндии прилетел самолет. Пограничники закричали, чтобы мы падали, и начали стрелять, а он развернулся и улетел в сторону Устья…
Уже в конце июля всех нас, жителей деревни, переселили в блиндажи, которые мы сами вырыли за Ракопежами. До октября жили там, потом нас расселили по деревням и мы попали в Ручьи. А весной 1942 года финнов начали переселять в Сибирь. Нам разрешили взять по 20 килограммов вещей на человека и 28 марта повезли на грузовиках по льду: Бронка-Кронштадт-Лисий нос… потом — по Ладоге, где лед уже скрылся под водой… В Кобоне нас покормили, посадили в товарные вагоны… 2 мая мы приехали в Красноярский край, а уже оттуда — в Хакассию…».
На Родину мы вернулись в декабре 1946 года.

Алла Константиновна работала в изыскательской партии на территории будущего Соснового Бора, а потом — 28 лет крановщицей сначала на машиностроительном заводе, потом — в Управление механизации СУСа.

***

Красивая была деревня...
Вспоминает Светлана Павловна Чепелева (Филимонова)

Мои родители родом из деревни Устье. Отец, 1909 года рождения, Павел Михайлович Филимонов, окончил Устьинскую лоцманскую школу, работал водителем мотобота, учился на председателя в Ростове и в Петергофе. В 1933 году его, как коммуниста, направили председателем в рыболовецкий колхоз «Волна» в Долгово.
Родители поженились в 1934 году. Мама, Екатерина Ивановна Афанасьева (родная сестра Героя Советского Союза И. И. Афанасьева, именем которого была названа улица в Устье), в те годы работала в магазине в Долгово.
Времена были непростые. Помню случай, когда знакомый преду­предил отца, чтобы ночью спать легли на пол, между окон. А ночью по кровати стреляли.
Красивая была деревня Долгово, дома располагались по сторонам дороги – и ближе к морю, и на пригорке.
Перед самой войной отца направили на работу в Систа-Палкино председателем колхоза. Когда началась война, мы бежали от немцев до Устья, откуда в августе 1941 года на мотоботе ушли в Питер. Там мы прожили все блокадные годы.
Отец воевал на Ленинградском фронте, демобилизовался в 1945 году. Мы вернулись на родину, но не в Долгово (от деревни ничего не осталось), а в Устье, где отец после войны работал председателем рыболовецкого колхоза имени Карла Маркса.

Светлана Павловна работала в разных организациях Соснового Бора, 37 лет отработала бухгалтером в ЦМСЧ № 38, откуда и ушла на пенсию в 2012 году. Через месяц ей исполнится 80 лет.

***

Батарея № 113: «Ни шагу назад!»

Батарея № 113:  «Ни шагу назад!»

1 сентября 1941 года 11‑й зенитно-артиллерийский дивизион ст. лейтенанта В. П. Лежнюка Ижорского сектора получил приказ сняться со стационарных позиций южнее Красной Горки и передислоцироваться в район деревни Ручьи. Совершив ночной марш 100 км дивизион утром 2 сентября занял позиции севернее Ручьев. В ночь на 3 сентября дивизион перешёл в район деревни Старое Калище, а 113‑я батарея старшего лейтенанта Я. М. Дмитриева заняла позиции на возвышенности в районе деревни Долгово (там, где сегодня находится пожарное депо ЛАЭС).

Зенитчики получили приказ»: «Ни шагу назад!» и принялись за укрепление огневых позиций и окопов. После полудня в сторону Лебяжья потянулись группами по 20–25 человек, с оружием, изнурённые и беспредельно усталые бойцы стрелковой дивизии. А около 18 часов со стороны Лебяжья на автомашинах к Керново проследовало до 300 хорошо вооружённых краснофлотцев Ижорского сектора береговой обороны. Они заняли позиции по правому берегу реки Воронка. Их ряды пополнили отступавшие с боями от Копорья остатки второй бригады морской пехоты.
Утром 4 сентября у Копорья разгорелся бой. Других артиллерийских частей поблизости не было, и 113‑й зенитной батарее пришлось взять на себя поддержку частей, оборонявшихся на правом берегу Воронки. Ответным огнём и ударами авиации противник к 20 сентября практически полностью уничтожил Долгово. Самой 113‑й батарее пришлось нести функцию огневой поддержки ведущих неравные бои морских пехотинцев.
21 сентября над батареей несколько раз пролетел корректировщик Хе‑126, севернее и южнее батареи взорвалось по одному крупнокалиберному снаряду. Это была пристрелка. Командир батареи скомандовал: «В укрытие!» Последовал мощный артиллерийский налёт, который полностью вывел батарею из строя (но ни один боец не пострадал). Комбат доложил командиру дивизиона о небоеспособности батареи и получил приказ оставить позиции и перейти в Старое Калище для восстановления батареи.
1 октября батарея вернулась в строй.

Подготовил И. Г. Алепко(из воспоминаний полковника запаса Я. М. Дмитриева)

Долгово. Береговая  проволочная сеть времен войны

Долгово. Береговая проволочная сеть времен войны

***

Памятный камень

На месте, где до войны находилось Долгово, был установлен мемориальный камень с надписью «Долгово. Деревня, сожженная фашисткими бомбёжками и артобстрелами в 1941–1945 гг. », увековечивший память о жителях деревни.

***

В публикации использованы материалы из книги «Искры вечного огня», а также данные Ленинградской областной универсальной научной библиотеки и данные из архивов музеев сосновоборских школ № 1, № 4 и музея ЛАЭС, предоставленные Ларисой Исаевой


Комментарии

Загрузка комментариев...