Атомщики на оптовом рынке электроэнергии и мощности России

05.12.2014  -  00:00

— Мы все бывали на обычных рынках, где продают овощи, фрукты или мясо. Здесь всё понятно: подошёл, потрогал, попробовал. Если понравилось — заплатил и забрал. А как на ОРЭМ?

Атомщики на оптовом рынке  электроэнергии и мощности России

Атомщики на оптовом рынке электроэнергии и мощности России

05.12.2014  -  00:00

— На самом деле, электроэнергия — такой же товар, который, правда, имеет свои особенности.
Основа любого рынка — это баланс между спросом и предложением. Так и на нашу продукцию есть спрос и предложение, которое предоставляем, в частности, мы — Ленинградская атомная станция.
ОРЭМ состоит из двух больших секторов: собственно продажи электроэнергии и мощности.
Существуют установленные рыночные правила, по которым электростанции предлагают на торги свой товар в виде предварительной заявки с указанием плановых объемов выработки и ориентировочной ценой. В свою очередь покупатели, сбытовые компании, сообщают организаторам торгов о своих намерениях приобрести какое-то количество электроэнергии и по какой цене. Эти предложения на расчётные продажи и покупки электроэнергии специализированный орган, ОАО «АТС» — Администратор торговой системы (АТС), принимает и проводит торги в электронном виде. Так формируется средневзвешенная рыночная цена.
Это — первый этап, работа на так называемом Рынке на Сутки Вперёд (РСВ). Его принцип заключается в том, что за сутки до торгов все подают свои заявки. АТС эти заявки учитывает, они расторговываются, после чего полученные данные направляются в Центральное диспетчерское управление (ЦДУ) ОАО «СО ЕЭС» (Системный оператор единой энергосистемы России), где формируется диспетчерский график — этакий краткосрочный нормативный документ для «генераторов» и потребителей...
И вот наступают эти самые операционные сутки — второй этап торгов.
Как известно, всё течёт — всё меняется. Кто-то вдруг не может производить, а у кого-то, наоборот, возникла потребность дополнительно купить. Начинается работа на так называемом балансирующем рынке, когда за три часа до назначенного срока можно внести коррективы в ранее заявленные объемы и сроки. Эти дополнительные нюансы формируют новые цены на энергию, отталкиваясь от базовых показателей, выработанных на первом этапе, при формировании цены на РСВ. После чего уже формируется оперативный диспетчерский график несения нагрузки, по которому, как по уставу, живёт в течение суток вся энергосистема страны.
Иначе устроен рынок мощности, который начал работу позднее площадки, где торгуют электроэнергией. Суть в том, что генерирующие мощности необходимо поддерживать в работоспособном состоянии, для чего требуются регулярные профилактические или капитальные ремонты, реконструкции и модернизации. Для этого, естественно, нужны средства, и, желательно, чтобы они также зарабатывались на рыночных основаниях.
С такими целями и был организован рынок мощностей. Цены на этом сегменте рынка утверждает правительство страны. При этом, например, на строительство замещающих мощностей делается добавка, а если ваше предприятие не обеспечило заявленный объем мощности — следуют штрафные санкции...
— И всё-таки, позвольте уточнить откуда, собственно, берутся деньги на оплату мощности, неужели из бюджета?
— Оптовые потребители, сбытовые компании оплачивают электроэнергию по двуставочному тарифу. Одна сумма из каждого счёта идёт за непосредственно электроэнергию, а другая — на оплату мощности. Но конечный, розничный потребитель — мы с вами, в одном счёте оплачиваем и энергию, и мощность.
— А как оплачивается электроэнергия, которую атомная станция тратит на собственные нужды?
— Такую электроэнергию мы покупаем там же, на оптовом рынке. Именно поэтому крайне важно технологическим цехам станции заранее информировать ПТО о планах по включению или отключению энергоемкого оборудования.
— Выходит, что раньше можно было потреблять по себестоимости, а теперь — только по рыночной цене. Значит, выгоднее сокращать объемы потребления на собственные нужды?
— Действительно, это хороший стимул для сокращения собственных нужд для генерирующих предприятий. Тем более, что для «генераторов» утверждены нормативы, превысив которые придется платить очень серьезные штрафы...
Но давайте ещё раз кратко проговорим модель рынка: на площадке ОРЭМ собирают заявки от «генераторов» и потребителей, АТС сводит ценовой баланс и передает его ЦДУ, которое уточняет и конкретизирует его уже применительно к распределению нагрузок на генерирующие предприятия и дает соответствующие указания региональных управлениям (ОДУ и РДУ) для выполнения суточного диспетчерского графика.
В начальном и конечном звене этой цепочки находится, в частности, наша группа коммерческого диспетчирования (ГКД).
— Поясните, в чём суть коммерческого диспетчирования, каковы задачи группы?
Основные задачи — среднесрочное, краткосрочное и оперативное планирование электрической мощности Ленинградской АЭС и взаимодействие с Концерном, системным оператором с целью получения наибольшей экономической выгоды и минимизации экономических потерь на ОРЭМ. Фактически, руководители ПТО и специалисты ГКД участвуют в управлении финансовыми рисками ЛАЭС на оптовом рынке.
Персонал ГКД — важное звено в цепи взаимодействия: станция — Системный оператор — Концерн — ОРЭМ. От содержания, оперативности и точности переданной ГКД информации зависит финансовый результат работы станции и концерна в целом.
Недаром на видеоконференциях концерна (в том числе и под председательством генерального директора) неоднократно отмечалась качественная и правильная работа ГКД.
— А что, собственно, происходит на рынке, если вдруг сработала автоматика на ЛАЭС и блок остановился? Во сколько обходятся эти остановы?
— Как известно, если взял обязательства на любом рынке, то — выполни и рассчитайся.
В нашем случае, на ОРЭМ, предусмотрены серьезные штрафы за неисполнение своих обязательств. В частности, на рынке электроэнергии, если ты заявил о продаже энного количества, а на деле оказался не в состоянии, тогда тебе предоставляется возможность по максимальным рыночным ценам докупить недовыработанное.
— Происходит как бы замещение за счёт выработки других станций, но за твои деньги?
— Именно так. На уровне ОДУ Северо-Запада, где есть резервные станции (ТЭС или ГЭС), которые быстро включаются, набирают мощность и замещают твою недовыработку. А мы эту работу оплачиваем по максимальной цене.
Плюс к сказанному, мы ещё и недополучаем соответствующих платежей за не предоставленную мощность и нас дополнительно штрафуют.
— И сколько в деньгах атомная станция теряет в случае нештатного останова? Некий усредненный показатель ведь существует, если судить по практике...
— Это миллионы рублей прямых убытков. Уточню, каждые сутки внепланового простоя блока атомной станции стоят несколько миллионов рублей.
— А если мы на несколько дней быстрее закончили плановый ремонт, и можем раньше включиться — за это не оштрафуют?
— Вся система ОРЭМ заточена на то, чтобы мы и другие участники рынка, как производители, так и покупатели, максимально точно планировали свою работу и безукоризненно её выполняли. Любое отклонение — в плюс или в минус — приводит к экономическим потерям.
Ведь если мы, скажем, запланировали нагрузку в тысячу мегаватт, а генерируем на 50 мегаватт больше — то этот излишек оплатят, но по значительно более низкой цене. Если недовырабатываем — докупаем по максимальным ценам рынка, о чём уже говорилось ранее.
— И как я помню, на недавнем совещании с коллегами с других атомных станций вы как раз и обсуждали методики работы со снижением потерь от штрафов?
— Мы обменивались опытом — как лучше, с наименьшими потерями действовать в конкретных ситуациях. Особенно с учетом того, что со следующего года штрафы станут более жесткими.
Возьмём, например, ситуацию с плановым ремонтом. Если мы выходим за рамки сроков его проведения, то начинаем нести очень серьезные финансовые потери.
— И соответственно, пусть уважаемые господа-подрядчики не удивляются, когда с них строго требуют соблюдать календарный план работ, а за его неисполнение — накладывают штрафные санкции?
— Безусловно. Подрядчики, например, не успели навести порядок на месте работы, на сутки сдвинулся срок ввода блока, а за это Ленинградская АЭС понесет миллионные убытки. Соответственно, мы будем требовать компенсации с горе-подрядчиков.

Беседу записал Борис Бобылёв

 

* * *

Кстати

Суммы экономического эффекта работы группы коммерческого диспетчирования (ГКД) ПТО Ленинградской АЭС в 2013году по ряду направлений деятельности:
— Реализация стратегии точного планирования (относительно 2009 г.) — 31,5 млн рублей (в т.ч. работа на балансирующем рынке — 5 млн рублей);
— Рекомендации по заявкам, контроль и коррекция их содержания — 1 млн рублей;
— Сокращение штрафных санкций по заявленной мощности — 29,3 млн рублей;
— Сокращение диспетчерских ограничений на 108 млн кВт-часов — 75,2 млн рублей;
— Оперативное согласование изменения макета — 4 млн рублей;
— Согласование необходимого продления ремонтных работ — 10 млн рублей;
— Согласование ограничений установленной мощности — 108 млн рублей;
— Переквалификация «режима без генерации» — 460 млн рублей.
В целом за 2013 год экономический эффект работы ГКД составил 719 млн рублей дополнительных доходов Ленинградской АЭС.
Также ПТО и ГКД внесли существенный вклад в достижение Ленинградской АЭС высоких результатов в конкурсе на лучшую атомную станцию Концерна.

* * * 

Цифра
По расчетным данным ПТО Ленинградской АЭС, один час внепланового останова одного блока атомной станции стоит 1 600 000 рублей.

Комментарии

Загрузка комментариев...