Дмитрий Пуляевский: Перспектива очевидна до конца столетия

31.05.2010  -  00:00

В апреле завершился капитальный ремонт энергоблока № 4. Теперь он — как и три первых энергоблока ЛАЭС — будет вырабатывать электроэнергию за пределами тридцатилетнего срока службы, предусмотренного первоначальным проектом. Оценку этому свершению ленинградских атомщиков дал глава муниципального образования Д. Пуляевский:

— Мы получили четыре практически новых энергоблока. Они соответствуют всем — и международным, и более жестким российским — современным требованиям безопасности и технической политики. Если бы эксплуатация энергоблоков ЛАЭС не была продлена, мощность объединенной энергетической системы Северо-Запада уменьшилась бы почти на треть. Представляете, что это значит? Выработка электроэнергии на нашей станции покрывает сегодня половину потребностей в электричестве Санкт-Петербурга и Ленинградской области! А мы в этом году снизили стоимость тепла для наших жителей на 3,5%. И не собираемся останавливаться на этом. По договоренности с Росатомом вместо системы теплоснабжения города, которая является составной частью Ленинградской АЭС, на строящейся станции должна быть создана новая, причем абсолютно адекватная по своему смыслу ныне действующей система теплоснабжения. Мы хотим иметь возможность регулировать гидравлический режим на выходе системы теплоснабжения от атомной станции в город. Тогда наша муниципальная котельная будет практически не нужна, и она станет источником тепла в состоянии холодного резерва, в перспективе — с безлюдной технологией. В итоге в муниципальной части системы теплоснабжения затраты будут минимальными. Вопрос этот не простой. Заказчик проекта Росэнергоатом сомневается, нужно ли дополнительное насосное оборудование и регулирующие устройства, а мы настаиваем, что у нас должна быть возможность регулировать количество и качество тепла, поступающего в город. — Дмитрий Витальевич, а что вы можете сказать в целом о городе, в котором будут проводить свой заслуженный отдых те, кто построил ЛАЭС, работал на ней, участвовал в ее «продлении»? — Все годы, что существует Сосновый Бор, мы пользуемся социальной инфраструктурой, которая досталась нам в наследство от строительства ЛАЭС. Всем памятно, как на свой страх и риск, за которые пришлось дорого заплатить, руководитель стройки Владимир Николаевич Латий принял решение создать в городе Дворец культуры «Строитель». Благодаря таким людям нам достался в наследство красивый современный и благоустроенный город. Многие годы львиная доля социальной инфраструктуры Соснового Бора была частью ЛАЭС. Сейчас атомная станция не имеет к этому отношения. Раньше налоговые поступления от нее составляли в бюджете Соснового Бора 75-78 процентов, сейчас — порядка 10-12 процентов. Если брать в расчет только это, то предприятие атомной отрасли сегодня с трудом можно назвать градообразующим. С момента выхода в 2006 году нового Налогового кодекса Российской Федерации, который изменил всю налоговую систему в стране, атомграды стали дотационными. На территории Соснового Бора, например, ежегодно «производится» до шести миллиардов рублей налогов, а остается в среднем: в предыдущие годы 500-600 миллионов рублей, сейчас — 800-900 миллионов. Статус дотационного города закрывает для нас возможность исполнения некоторых функций местного самоуправления. Если бы мы были самодостаточными, могли бы по своей инициативе принимать и реализовывать решения о финансировании каких-то социальных объектов, важных для города. Сейчас же — только с разрешения вышестоящих властей, которые распределяют дотации. Решение о «продлении» ЛАЭС трижды ценно тем, что оно было принято в самом Сосновом Бору. Когда начиналась модернизация нашей станции, она не входила в концерн «Росэнергоатом» и никто не предписывал ее специалистам заниматься этими работами — их заказчиком выступала сама ЛАЭС. Ее трудовой коллектив во главе с директором Анатолием Павловичем Епериным принял решение о модернизации энергоблоков с целью продления их эксплуатации на свой страх и риск и за свои деньги. Причем и денег-то тогда не было! Была система взаимозачетов, которая позволяла разве что выживать. Решение с прицелом в будущее было в те годы очень ответственным, а сегодня оно стало почетным. «Продление» ЛАЭС, в процессе которого коллективом станции руководил директор Валерий Иванович Лебедев, почти реализовано, и мы собираемся обратиться в правительственные структуры, чтобы труд всех, кто участвовал в многолетних работах по продлению сроков службы энергоблоков Ленинградской атомной станции, был отмечен по достоинству. — К сожалению, ресурс людей не продлишь, как ресурс энергоблоков. Кто будет работать в «продленный» период на ЛАЭС и на ЛАЭС-2, когда Росатом ее построит, если средний возраст работников Ленинградской атомной станции составляет сегодня почти 48 лет? — Проблему подготовки кадров для своих предприятий Росатому не решить иначе, как об руку с городами, где эти предприятия находятся. Когда принималось решение о строительстве новой станции у нас, мы предложили Росатому сделать Сосновый Бор базовой площадкой подготовки кадров для всей корпорации. Шаги навстречу в этом направлении мы делаем. Готовы выделить участок земли практически в центре города, где можно построить и учебные корпуса, и социальную инфраструктуру студенческого городка на 500 человек. У нас есть такое преимущество, которого нет нигде в мире: с первых курсов института студенты могут работать на АЭС, могут использовать в процессе обучения возможности учебно-тренировочного центра станции! Понимая, что атомная отрасль не слабее нефтяной и газовой, хотелось бы, чтобы у нас было так же. Пока мы являемся свидетелями обратного процесса. Я считаю, что нашей родной корпорации надо, как и нам, думать не только о том, сколько энергоблоков построить, но и о том, как ее присутствие на территории отражается на комфортности среды проживания людей, которые строят и эксплуатируют энергоблоки. Интервью взяла Ольга Петрова (Печатается с сокращениями)

Комментарии

Загрузка комментариев...