«Это наша с тобой биография». Так могут сказать о себе участники создания Ленинградской атомной электростанции

Как все начиналось

Первое поколение советских атомщиков обеспечило нашу страну надежным ядерным щитом. Второму поколению вместе с ветеранами отрасли предстояло создать большую атомную энергетику.
Первой АЭС с блоками-миллионниками, причем не только в СССР, но и в Европе, стала Ленинградская АЭС, сооружалась она ударными темпами. С мая 1967 года, когда была начата разработка котлована под главное здание станции и до 21 декабря 1973 года, когда первый энергоблок был сдан в опытно-промышленную эксплуатацию, прошло менее шести лет. Это достижение участников сооружения ЛАЭС было отмечено не только на городском и областном, но и всесоюзном уровне. В дальнейшем, за 45 лет работы, в истории Ленинградской атомной станции было множество памятных дат и знаменательных событий. Но все они были потом, а 21 декабря 1973 года разделило ее историю на две части: до пуска и после него, когда первые миллионы киловатт влились в объединенную систему Северо-Запада страны. Вот как это было.


21 декабря 16.20. в это время генератор № 2 синхронизировали с системой Ленэнерго и после устойчивой работы в течение 72 часов на мощности 150 МВт государственной комиссией был подписан акт о сдаче первого блока ЛАЭС в опытно-промышленную эксплуатацию.
Настали дни, которые развеяли сомнения ученых конструкторов, вселили уверенность в эксплуатационный персонал, что энергоблоки с реакторами РБМК‑1000‑реальность, а станции с канальными реакторами имеют будущее.
Но никто, даже из самых оптимистически настроенных участников пуска, не мог представить в тот декабрьский день, что трудовая вахта этого и последующих блоков продлится 45 лет, а станция произведет более триллиона киловатт часов электроэнергии.

Строила вся страна 

Все годы строительства ЛАЭС была крупнейшим грузополучателем в Сосновом Бору.
Металл, металлические конструкции и трубы, оснастка и кабельная продукция, уникальное оборудование, графит и даже свинцовая дробь… Этот перечень можно легко продолжить. Флагман большой атомной энергетики строила вся страна. Задействованы были коллективы научных организаций и проектных институтов, десятки предприятий разных министерств и ведомств от Ижорского завода в Ленинграде до Львовского ОКБ «Термоприбор» и Хабаровска, где разрабатывалась установка «Дрозд» для просвета сварных швов.
Энергоблок атомной электростанции состоит из двух основных частей –реактора и турбины. О РБМК‑1000, особенно после снятия с ЛАЭС режима секретности, говорили и писали много, начиная от районной газеты «Балтийский луч» и заканчивая «Правдой». В книге «Ленинградская АЭС. Годы. События. Люди.» пятая часть текста — о разработке проекта реактора и его создании. Что касается турбины, то публикаций о ней практически не было, а в натуре, до ее доставки в наш город, турбину на Харьковском заводе видели всего несколько сосновоборцев, в том числе члены бригады А. Козловского, которым предстояло монтировать этот уникальный турбоагрегат длиной 62 метра, скоростью 3000 оборотов в минуту и мощностью 500000 киловатт.
Сейчас мало кто помнит, что первоначально единого мнения, какими турбинами оснастить ЛАЭС, у специалистов не было. Большинство считало, что новейшими, которые никто и нигде не устанавливал. Новому реактору — новую турбину — такой была их позиция.
Но были и те, кто считал, что не нужно рисковать, что вместо двух пятисоток на каждом блоке нужно установить четыре турбины мощностью 250 тысяч. Машины надежные, проверенные, обкатанные. Потребовался авторитет академика А. Александрова, чтобы создатели первого РБМК‑1000 получили новинку харьковских турбостроителей.
Прошли годы и время все расставило по своим местам. Эти турбины успешно отработали –проектный срок 30 лет — и остались в строю, когда после реконструкции ресурс энергоблоков был продлен на полтора десятилетия.

Кадры решили всё

Есть в русском языке короткое, но очень емкое слово «ас». Именно такие специалисты, мастера своего дела возводили объекты ЛАЭС.
Сказанное прежде всего относится к целому созвездию отмеченных золотыми звездами Героев социалистического труда.
Трое из них — А. Пахалкин, А. Шаров, В. Чикарев — получили это высокое звание по месту прежней работы в Сибири. Бригадиры монтажников В. Братков, А. Козловский, Г. Марьясов и начальник МСУ‑90 К. Коблицкий, заместитель начальника стройки, начальник СМУ‑1 И. Семыкин и старший оператор реакторного цеха ЛАЭС О. Витин награждены за большой вклад в сооружение атомной станции.
Вряд ли в те годы не только в области, но и стране был другой объект, в сооружении которого одновременно участвовало девять Героев социалистического труда, причем четверо из них монтажники.

И еще один факт из истории МСУ‑90 

В 1975 году восемь тружеников управления стали лауреатами Государственной премии СССР. Эти и многие другие награды лучше всяких слов свидетельствуют о том, как работали создатели ЛАЭС, приближая пуск будущего флагмана большой атомной энергетики.
Первое, что сделал В. Муравьев после назначения директором — создал технологическую группу. В нее вошли специалисты, про которых, перефразируя известное выражение, можно сказать так: птенцы гнезда Муравьева. В Красноярске‑26 они работали на промышленных реакторах по производству оружейного плутония, а Валентин Павлович руководил этим предприятием. Они знали его, он знал их. Им не нужно было долго «притираться» друг к другу. Эти специалисты переехали в Сосновый Бор и составили костяк технологической группы. Вошли в нее и специалисты из Томка‑7, также имеющие опыт работы на реакторах.
Эта группа была нужна для того, чтобы с самого начала строительства электростанции устанавливать, поддерживать и развивать контакты с проектировщиками, конструкторами, строителями, а потом и с заводами-изготовителями оборудования. В дальнейшем многие члены группы стали руководителями подразделений, начальниками сквозных смен.
Им, прошедшим в Сибири суровую школу Средмаша, это было по плечу. А руководство министерства отмечало, что до этого ни один пусковой объект не имел столь высокой прослойки опытных специалистов, это обеспечило успешный пуск первого энергоблока.
Известное выражение гласит: коней на переправе не меняют. Но именно это произошло во время разворота работ на первом энергоблоке. В 1971‑м сменил предшественника на посту главного ЛАЭС А. Еперин, а в 1972‑м МСУ‑90 возглавил К. Коблицкий, и трудно переоценить их вклад в строительство электрогиганта. Высочайшую оценку создателям Ленинградской АЭС дал академик А. Александров — один из инициаторов ее строительства: «Создание Ленинградской атомной станции — это огромная заслуга строителей, монтажников, эксплутационников. Это большая смелость ученых и проектировщиков, решившихся на такой масштаб реализации. Создать за 15 лет четыре блока по миллиону киловатт, освоить их — беспримерный подвиг».

Всё остаётся людям 

Когда станция строилась, срок ее эксплуатации определялся в 30 лет. Но после проведенной реконструкции он был продлен на полтора десятилетия. Жаль, что не обнародовано, какой экономический эффект получила страна.
Для проживающих за пределами Соснового Бора Ленинградская АЭС — крупнейший источник электроэнергии. Для жителей города кроме, естественно, электричества, станция — это рабочие места, налоги, тепло и горячая вода в наших квартирах.
Мы гордимся самобытным обликом Соснового Бора, воздавая должное труду архитекторов и строителей. Но при этом не должны забывать, что многие объекты в городе построены по титулу атомной станции, а иногда и на её средства. В целях экономии газетной площади, телеграфной строкой: бойлерная районного теплоснабжения, водозабор на Систе, гараж для города, завершён ввод лечебного корпуса ЦМСЧ, построены пять детских садов, пожарное депо, спорткомплекс с залом и бассейном, спорткомплекс «Малахит», городской пирс, спортивно-технический комплекс «Нейтрон», пионерский лагерь на Копанском и, конечно, жилье, а также менее масштабные объекты.
Всё это служило, служит и будет служить горожанам еще многие годы. В отличие от первого энергоблока. Образно говоря, РБМК‑1000 свою трудовую вахту в целом сдал, а реактор ВВЭР‑1200 трудовую вахту принял. Замещающие мощности, о которых так много и долго говорили, стали явью. В технике это возможно, у людей — нет. Они уходят один раз и навсегда. Для человеческой жизни 45 лет срок значительный. Многих из тех, кто участвовал в сооружении первого энергоблока ЛАЭС, уже нет среди нас. Но осталась память. Память о людях, что подарили нам чудо-город и обновленную атомную станцию в наследство.

Примечание. При подготовке публикации были использованы материалы книги «Ленинградская АЭС. Годы. События. Люди» и периодических изданий

Комментарии

Загрузка комментариев...