Подвиг Человека

25.04.2011  -  00:00

26 апреля исполняется 25 лет со дня крупнейшей в истории атомной энергетики техногенной катастрофы. В этот день на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС был полностью разрушен реактор и часть строительных конструкций энергоблока.

 Объект «Укрытие» 30 ноября 1986 года был принят правительственной комиссией и передан на техническое обслуживание и в настоящее время успешно функционирует.
Объект «Укрытие» 30 ноября 1986 года был принят правительственной комиссией и передан на техническое обслуживание и в настоящее время успешно функционирует.

Столб горящих материалов и газов поднялся на высоту более километра. Вся территория станции была загрязнена разбросанными фрагментами активной зоны, обломками твэлов, кусками графитовой кладки. Аварию усугубил возникший на крыше машзала пожар. Пожарные ценой своей жизни не допустили его распространения на другие блоки. Тем самым они спасли станцию. Если бы огонь перекинулся на другие блоки, то последствия были бы катастрофическими. Мощность дозы у разрушенного реактора достигала 2000 рентген в час, разрушенный блок представлял недоступный источник радиоактивного излучения и аэрозольного загрязнения.

Четверть века — большой срок. Уходят люди, забываются детали. Защитить память, запомнить всех и все, что выполнили ликвидаторы на ЧАЭС, наш долг. Чтобы помнить, надо хорошо знать, как это было, и никогда не забывать.

Министр направил в СУС письмо с просьбой помочь

21 мая команда специалистов Минсредмаша во главе с министром Е. Славским прибыла в Чернобыль. Облетев на вертолете район АЭС, Ефим Павлович отправился на станцию, прошел машзал и, оценив обстановку, произнес только два слова: «Будем работать».

На основании осмотра разрушенного блока, анализа представленных проработок проектировщиков было принято решение выполнить вокруг разрушенного 4-го энергоблока железобетонные защитные стены с толщиной, обеспечивающей биологическую защиту. Над самим энергоблоком выполнить железобетонное перекрытие для исключения выброса радиационной пыли и попадания вовнутрь атмосферных осадков.

Проектировщики ВНИПИЭТа под руководством главного инженера института В. Курносова проработали 18 вариантов проекта и остановились на том, который имел рабочее название «Укрытие».

Для этого возведения необходимо было создать мощную строительно-монтажную организацию во главе с опытными и смелыми специалистами. Приказом министра было создано специальное управление строительства № 605, имеющее в своем составе все службы и подразделения, необходимые для обеспечения работ по проекту «Укрытие». Его начальником был назначен генерал Е. Рыгалов, главным инженером — В. Шеянов.

Работы предусматривалось проводить вахтовым способом. Была определена первая вахта, в руководящий состав которой вошли и сосновоборцы, в том числе: В. Шеянов, М. Апакин, Р. Канюк, В. Федоров и полковник П. Михно. В районе самой станции и на ее сооружениях очаги радиационного загрязнения доходили до 10 тысяч рентген в час. Создалась сложнейшая радиационная обстановка с очень высоким уровнем проникающего излучения. Учитывая это, продолжительность вахты была определена в два месяца.

Кого в первую очередь привлекли для ликвидации аварии? Выбор пал на организации, имеющие опыт строительства атомных станций и опыт ликвидации радиационных аварий, в том числе и на Северное управление строительства.

Тогда в СУС пришло письмо от министра Е. Славского. Не было в нем никакого приказа. Была просто просьба — помочь в беде. Естественно, на добровольной основе. Кстати сказать, никто никому никаких обещаний не давал. 320 сосновоборских строителей откликнулись на просьбу министра.

Первые в первой

Первой вахтовой сменой были выполнены первоочередные задачи по проведению подготовительных работ на площадке аварийного блока.

Предстояло разместить на неподготовленной территории тысячи людей, организовать питание, помывку и медицинское обслуживание. Построить базу строительной индустрии с комплексом бетонных заводов, базой снабжения, возвести военные городки, выполнить подъездные автомобильные и железные дороги, организовать базу монтажных организаций. Была организована переброска со всей страны сотен единиц техники, тысяч тонн металлоконструкций и материалов.

Многие вопросы предстояло решать одновременно и в сжатые сроки. И все это в сложной радиационной обстановке. И уже в середине июля в УС-605 работало 5076 рабочих и ИТР и 988 единиц техники.

Одна из самых крупных побед первой вахты — поставка и сборка кранов «Демаг» производства ФРГ. Они поступили на ЧАЭС в разобранном виде и в отсутствии немецких специалистов и перевода инструкций с немецкого на русский. Монтажники треста «Спецмонтажмеханизация» смогли собрать и запустить их в работу. Разобрались не только в механике, но и в электронике. Недаром, как сказал Славский, монтажники Минсредмаша — это «самые квалифицированные кадры нашего министерства, золотой его фонд». Усилиями коллектива, сформированного на базе Обнинского управления строительства, 15 июля бетонный завод выдал свою первую продукцию, а к середине августа он вышел на производительность 5500 кубометров в сутки. Такой объем СУС выдавал в месяц. Это была первая победа.

Пожалуй, самой сложной работой в тот период была работа по возведению опорной стенки между диэраторной этажеркой и реакторным блоком и разделительной стенкой между машзалами 4-го и 3-го энергоблоков. Трудность заключалась в том, что стенка возводилась внутри разрушенного здания в условиях высокого уровня радиации, где невозможно было применить крановую технику. Эту работу поручили самым опытным строителям — сосновоборцам, в составе 4-го строительного района, которым руководили в разные вахты В. Федоров, а также ныне покойные А. Кондратьев и П. Сафронов.

Мужественные и грамотные специалисты СУС достойно справились с этой труднейшей задачей, было сделано невозможное — в кратчайший срок, в сложнейших стесненных условиях, при сильной радиации была возведена железобетонная стена, в которую было уложено 6300 кубов бетона.

После бетонирования этих стенок стало возможным проводить работы по дальнейшему наращиванию стен. Первая вахта по захоронению 4 блока ЧАЭС заложила основу для второй, передав свой опыт работы в экстремальных условиях.

Они просто делали свое дело

Оперативность и организация работ Минсредмашем в Чернобыле поражают воображение и еще долго будут удивлять. Как можно было в условиях высокой радиационной обстановки, где и подступиться-то к пораженному взрывом реактору из-за тысяч рентген было невозможно, за шесть месяцев совершить невероятное — закрыть 4 блок? Представляли ли те, кто отправился в Чернобыль, с чем им предстоит иметь дело? Сосновоборские ликвидаторы были хорошо подготовлены к работе в экстремальных условиях. Они не понаслышке знали, что такое атомная энергетика, что такое атомная станция. Они приезжали и сразу же брались за дело.

Для них это действительно было обычное дело. Но условия, в которых трудились ликвидаторы, были необыкновенно тяжелыми. Однако люди не считались ни со своим здоровьем, ни со своим временем... Они просто делали свое дело — и сделали его.

Подвигом ликвидаторов восхищались и восхищаются во всем мире. По истечении многих лет от чернобыльской аварии все четче и ярче проявляется понимание того, что на ЧАЭС они не просто проявляли трудовой героизм, но по большому счету спасали Землю. Они дали продолжение жизни. И невдомек им, что они — герои.

***

Многих ликвидаторов сейчас уже с нами нет, но светлая память о подвиге Человека, спасшего мир, останется в наших сердцах. Ныне живущим ликвидаторам — здоровья и долгих лет.

На ликвидации последствий аварии на ЧАЭС приняли участие 1238 сосновоборцев

Точка отсчета (отрывок)

...Я иду по пустынным улицам
Молодого, но мертвого города.
Город Припять навечно утих,
И не слышно птичьего гомона.

Город мертвый уснул навсегда...
Сердце в узел сжимается болью.
Мертвый город...
Как страшно звучит —
Мертвый Припять
и мертвый Чернобыль.

Устранять последствия взрыва,
Укротить разгул радиации
Отовсюду прибыли люди.
Всех сплотила беда на станции.

Не за деньги и не за льготы
Радиацию сердцем брали.
Просто — время было такое,
Просто — долг свой выполняли.

А. Елисеев, участник ликвидации
последствий аварии на ЧАЭС,
кавалер ордена Мужества




Шеянов Виктор Тимофеевич

Заслуженный строитель Российской Федерации, главный инженер Северного управления строительства, главный инженер УС-605. В настоящее время — заместитель технического инженера ООО «СЗСК» и председатель правления Cосновоборской городской общественной организации Союз «Чернобыль» России. Награжден орденом «Знак Почета» и двумя орденами Трудового Красного Знамени, один из них — за работу на ЧАЭС.

Приготовление бетона в больших объемах породило проблему — вывоз его в «грязную» зону. Отмывка автотранспорта и бетоновозов, выезжающих из «грязной» зоны, занимала 15–20 минут, а при прохождении до 1000 бетоновозов на объекты, никакие помывочные установки не справились бы. «У нас,— вспоминает В. Шеянов,— возникла идея — разделить потоки „грязных“ и условно „чистых“ бетоновозов. Для этого спроектировали и построили перегрузочную эстакаду. Суть этого устройства такова: „чистые“ бетоновозы заезжали на эстакаду и сваливали бетон в бункера с затворами. А снизу эстакады заезжали „грязные“ бетоновозы, загружались из бункеров бетоном и везли его в зону повышенной радиации. Таким образом, проезд с „грязной“ зоны в „чистую“ был полностью исключен». Работами руководил начальник участка СМУ-1 Т. Кузьмичев.

Комментарии

Загрузка комментариев...