Учесть даже экзотические ситуации...

Журналистам рассказали о безопасности на ЛАЭС

04.04.2011  -  00:00

29 апреля Ленинградскую атомную станцию посетили журналисты. Представители центральных и местных СМИ встретились с руководством ЛАЭС и побывали на экскурсии. О том, как обеспечивается безопасность деятельности станции, рассказал главный инженер К. Кудрявцев.

 Главный инженер ЛАЭС К. Кудрявцев: Дефицита в средствах на поддержание безопасности атомной станции мы не испытываем. (Фото Нины Князевой)

Главный инженер ЛАЭС К. Кудрявцев: Дефицита в средствах на поддержание безопасности атомной станции мы не испытываем. (Фото Нины Князевой)

04.04.2011  -  00:00
«Наша задача — выработка электроэнергии безопасным способом»,— подчеркнул Константин Германович. По его словам, атомные станции в нашей стране должны соответствовать всем вновь принятым нормативным документам в сфере атомной энергетики. На Ленинградской атомной в результате проведенной в последние годы модернизации все четыре энергоблока соответствуют современным международным требованиям к уровню безопасности.

Известно, что одной из причин тяжелой ситуации на Фукусимской АЭС стал отказ резервного энергоснабжения. К. Кудрявцев рассказал, что в настоящее время на ЛАЭС создана независимая система водопожаротушения с дизельными насосами. Он объяснил также, как обеспечивается безопасность работы станции по всем направлениям, в том числе — и радиационная безопасность. Затем он ответил на вопросы журналистов. Ниже мы приводим наиболее интересные вопросы и ответы.

— В Японии уровень безопасности станции тоже, вероятно, был достаточно высоким. Тем не менее природные явления оказались сильнее. Возможна ли у нас подобная ситуация? — У нас в стране законом запрещено строительство атомных станций в сейсмоопасных районах.

Все наши площадки сейсмически обследованы, наши станции рассчитаны на землетрясения мощностью 6-7 баллов.

Ни одна не построена на площадке, где возможны землетрясения сильнее 7 баллов.

— Мы получаем информацию о событиях в Японии из СМИ и интернета. А у российских атомщиков есть ли какой-то дополнительный источник о происходящем там?

— К сожалению, для оценки событий на Фукусиме я сегодня, как профессионал, не имею достаточно информации. Я пользуюсь, как и вы, тем, что узнаю из СМИ. Частично пользуюсь информацией Росатома. Но Япония довольно закрытая в плане атомной энергетики страна, и объективной прямой информации мы до сих пор оттуда не имеем. — Если возникнет некая аварийная ситуация — какой механизм существует для оповещения населения?

— У нас есть узаконенные нормативные требования по объявлению уровня аварийной готовности. При объявлении аварийной обстановки я обязан оповестить городские власти, которые уже в соответствии со своим собственным планом оповещают город. Раз в неделю мы проверяем систему оповещения персонала на площадке. Кроме того, по интернету любой может видеть в реальном времени радиационную обстановку на станции и в окрестностях.

— К чему готовы сейчас АЭС в России? К каким природным катаклизмам?

— Наша станция однозначно выдерживает 4,5-метровое наводнение (событие, которое может произойти здесь 1 раз в десять тысяч лет в районе ЛАЭС). На случай поднятия воды до уровня 5,3 метра существует дополнительная система безо¬пасности. Наводнения свыше 6 метров у нас не оцениваются, поскольку в нашей местности таковых быть не может, так же как и сверхсильных землетрясений. Но тем не менее сейчас в Росатоме пересматриваются подходы к безопасности и рассматриваются различные сочетания самых экзотических ситуаций.

— Каким образом у нас предусмотрено социальное страхование рисков населения прилегающих к АЭС территорий?

— Что касается страхования рисков населения, то я технический специалист и этой информацией не владею. Я, в первую очередь, отвечаю за действие персонала. — Во сколько примерно ежегодно обходится эксплуатация и содержание систем безопасности на ЛАЭС?

— Около 30 миллиардов тратится на модернизацию, а значит, и на повышение безопасности станций концерном Росэнергоатом ежегодно. Хочу подчеркнуть, что дефицита в средствах на поддержание безопасности атомной станции мы не испытываем. Выделяется столько средств, сколько требуется.

— Сколько времени займут работы по выводу энергоблоков ЛАЭС из эксплуатации?

— Программу выведения из эксплуатации полагается составлять за 7 лет до начала этого процесса. Работа эта сейчас на начальном этапе. Консервация станции — дело дорогостоящее и занимающее много лет. Сколько именно — зависит от того, какая программа консервации принята. Сначала со станции должно быть вывезено топливо, и это первая задача, которую мы должны решить в процессе выведения из эксплуатации.

— Как вы относитесь к идее общественных проверок? И можно ли таковой проверкой назвать сегодняшний визит журналистов?

— Конечно же, неспециалисты не смогут проверить деятельность атомных станций и оценить их состояние. Но по решению правительства сейчас проходят внеплановые проверки на всех атомных станциях страны, проверяют и радиационную, и пожарную, и физическую безопасность, все надзорные организации.

Общественная проверка, на мой взгляд, это наше с вами общение. В моем представлении, это расширенный круг экскурсий разного уровня. Когда мы показываем и рассказываем представителям общественности и СМИ — что мы сделали. А профессиональные проверки идут параллельно.

— По вашему мнению, повлияют ли события на Фукусиме на политику нашей страны в области атомной энергетики?

— Повлияют в том смысле, что изменятся подходы в отношении даже к самым невероятным событиям. Если раньше был подход «этого не может быть», то теперь, признавая даже самую ничтожную вероятность какого-либо события, вопрос ставится так: «ничего невозможного нет, и что мы будем делать, если это невозможное случится».

Думаю, что атомная энергетика продолжит развитие, без нее государству не обойтись, другое дело — что изменится «лицо» атомной энергетики.

Комментарии

Загрузка комментариев...