Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo icon Частные
объявления
Справочник
Соснового Бора
Реклама
в “Маяке”

Богатство музыкальных лет

Нелли Артюх — одна из тех, кто сделал Сосновый Бор поющим городом

Наталья Козарезова
12.03.2017  -  10:00

Она родилась под звуки музыки, росла среди известнейших музыкантов страны и сама воспитала музыкантов с громкими именами. Так случилось, что все 85 лет жизни Нелли Ивановны Артюх оказались связанными с музыкой. И полвека из этой музыкальной жизни пришлось на наш город.

Богатство музыкальных лет
Богатство музыкальных лет

Среди больших музыкантов

По лестнице оперного театра поднимался огромного роста негр в коричневом пальто. Увидев маленькую девочку, он легко подхватил её, посадил на плечи и так, с нею на плечах, легко взлетел наверх. «Это же Поль Робсон!», — взволновано прошептала бережно поставленной обратно на пол Нелли её мама. Девочка только засмеялась — громкими именами её было трудно удивить, ведь в годы войны в её родной Свердловск были эвакуированы лучшие музыканты СССР. И все они выступали на сцене филармонии, в которой работала мама.
«Будешь большой пианисткой», — похвалил её профессор московской консерватории Генрих Нейгауз, ставший её преподавателем. Она и сама в этом ничуть не сомневалась, занимаясь музыкой каждую свободную минуту. Чуть ли не всю комнату, в которой они жили с мамой и отцом (старший брат Георгий в 16 лет ушел добровольцем на фронт) занимал рояль: ели на рояле, спали под роялем… Жить было сложно, а учиться — легко. Феноменальная музыкальная память позволяла запомнить произведение буквально «с листа».

Школа стала госпиталем

На центральный вокзал Свердловска эшелонами привозили раненых, и родная образовательная школа превратилась в госпиталь, в который она каждый день бегала с одноклассниками после занятий. Помогали чем могли: писали письма под диктовку, кормили, умывали, выносили горшки. Ну и, конечно, устраивали для раненых концерты.
Помимо учебы и работы, были домашние обязанности. В 12 лет Нелли пришлось стать полноправной хозяйкой дома. Долго не получая известий от сына, мама слегла с сердцем, отец — инвалид без рук. Маме было необходимо козье молоко, поэтому девочка завела козленка, вырастила его, и когда козочка дала приплод, сарайчик напротив оперного театра превратился в небольшую козью ферму. Но подросток оставался подростком: Нелли возилась со своей Зиночкой, как с собачкой. Дрессировала, играла и даже спала в обнимку.

Любовь на всю жизнь

В консерватории, куда она поступила после музыкального училища, тоже приходилось учиться и одновременно работать — заниматься со студентами Уральского горного института. Помимо занятий с хорами, существовавшими на каждом курсе, она учила и солистов, в числе которых был дуэт двух Владимиров — Эдгарда и Артюха, баса и тенора. «Артюх был очень красивый, с артистической внешностью молодой человек. И голос у него красивый: высокий, мягкий», — вспоминает Нелли Ивановна о первом впечатлении от будущего мужа.
О талантливости солистов хора Уральского горного института говорит и то, что нескольким, в том числе и Владимиру Артюху, предложили петь в оперном театре. Владимир отказался от артистической карьеры, а его товарищи по институту Александр Ведерников и Игорь Наволошников согласились, став впоследствии большими оперными певцами.
Поначалу Нелли и Владимир прятали зародившееся чувство от самих себя. Встречи проходили только в компании друзей, когда они с гитарой гуляли по парку и пели песни, или у нее дома в присутствии родителей. «Владимир так стеснялся, — говорит Нелли Ивановна, — что даже не мог есть за общим столом — в горле стоял ком».
Осложняло ситуацию и то, что в другом городе у Артюха оставалась девушка, изумительная красавица. Но, не успев сложиться, любовный треугольник рассыпался за один день. Владимир пошел встречать подругу на вокзал, а вернулся один, объяснив, что отправил её назад. И пояснил, что любит только Нелли. Эта любовь оказалась на всю жизнь.

Память стала разумной

Счастье часто ходит об руку с несчастьем. Случилась беда и у Нелли: внезапно пропала её замечательная музыкальная память. На нескольких занятиях она мучительно пыталась играть заданные преподавателями произведения и не могла — ничего не помнила. Тогда было принято непростое решение — уйти из консерватории.
С мужем и родившейся дочкой Верой она поехала сначала в Свердловск 44, где родилась дочь Антонина, потом в Шахты. Чтобы стать преподавателем, пришлось разработать собственную систему «разумной памяти», когда музыкальное произведение разбирается буквально «по косточкам». Благодаря этой системе, ее ученики, среди которых многие стали музыкантами и преподавателями музыкальных училищ, за минуту запоминали целый лист. Как она когда-то безо всякой системы.
Когда им с мужем было по 35 лет, в 1967 году Владимира вызвал на работу в Сосновый Бор начальник Северного управления строительством Владимир Латий (в Свердловске 44 его дочка, Танечка, была ученицей Нелли Ивановны). В Сосновом Бору началась новая жизнь. Владимир работал в Управлении механизации, строил мосты. А Нелли Ивановна помогала открывать 1 сентября 1968 года музыкальную школу, а потом стала преподавать в ней.
Знаменитый первый директор Дворца культуры «Строитель» Михаил Рафаилов пытался переманить талантливого педагога к себе, но Нелли Ивановна отшучивалась: «Два медведя в одной берлоге не живут», намекая на авторитарный стиль руководства Михаила Рафаиловича, мало отличавшийся от ее собственного.

«Поющая» школа

Был период преподавания в только что открывшейся школе № 1, а затем в школе № 2, которую она вспоминает с особенной теплотой. С первым директором — Ниной Алексеевной Громовой — у нее сложились замечательные творческие отношения, потому что та отличалась особенной любовью к музыке. При ней Нелли Ивановна создала несколько школьных хоров и ансамблей, в том числе хор учителей, от чего вторую школу долго называли «поющей».
Совсем недавно Нелли Ивановне исполнилось 85 лет. Но, когда смотришь на её моложавое лицо, кокетливую прическу и аккуратный маникюр, в это верится с трудом. Её уютная квартира на Ленинградской сплошь заставлена букетами цветов, которые стоят даже в ведрах и кастрюлях. «Сколько раз просила, чтобы дарили цветы вместе с вазами, — смеется хозяйка, — не слушают». А сама она и слышать не хочет об оплате за свои уроки, которые продолжает вести, несмотря на возраст.
Солисты хора ЛАЭС под руководством Юрия Ванаева ходят к ней, чтобы сделать, по её выражению, «эстрадное пение — глубоким, красивым, оперным». И получается: «ребята запели». А недавно к ней обратился священник Владимир Гуров. «Никак не могу своего бывшего ученика называть «отцом», — смеется Нелли Ивановна. Обратился с просьбой позаниматься с хором будущей церкви Святого Пантейлемона, которую планируется построить у старого кладбища на реке Коваш. И она занимается, потому что «церковный хор должен петь, как оперный»!

Поделитесь:
Яндекс.Метрика