Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Александр Александров: Мы готовим не военных, а настоящих мужчин

Наталья Козарезова
25.02.2016  -  00:00

С кем «Мой город» мог поговорить накануне Дня защитника Отечества? Разумеется, с настоящим мужчиной. Александр Александров, хоть и не военный, но к защитникам имеет самое прямое отношение — служил в милиции, создал и уже десять лет возглавляет военно-патриотический клуб для подростков «Балтийский редут».

Александр Александров: Мы готовим не военных, а настоящих мужчин
Александр Александров: Мы готовим не военных, а настоящих мужчин

— Александр Николаевич, в детстве вы, наверное, хотели стать военным?

— После окончания школы, а я учился в сосновоборской школе № 2, хотел поступать в военное училище, и поэтому пошёл для начала в армию. Думал, после нее будет легче. Но во время срочной службы понял, что это не по мне. А после увольнения, дома, мне предложили службу в милиции.

— Служба была и опасна, и трудна?
— Однажды, в конце 80‑х, пришлось участвовать в задержании вооруженного солдата, который бежал из Лопухинки, с поста. Добрался на попутке до Соснового Бора. Водитель заехал на СТО, сотрудники которой нам и позвонили. В машину — прыг, подъехали, взяли. Наручники не стали надевать — я ему пальцы парашютной стропой связал. Потом получил 50 рублей премии и выговор за то, что бронежилет не надел. Мы поверх формы надели гражданские куртки, а мне маленькая досталась, еле сошлась, бронежилет не помещался.
После милиции ушел в налоговую полицию, группу физической защиты, мы защищали инспекторов, выполняли различные задачи по проверкам. Сейчас работаю начальником охраны в НИИ ОЭП.

Лето 1986 года. Служба в сосновоборской милиции. Александр Александров со служебной собакой Сильвой

Лето 1986 года. Служба в сосновоборской милиции. Александр Александров со служебной собакой Сильвой


— А когда появилась идея работать с подростками?
— В 1988 году, когда еще в милиции работал, появился клуб «Выстрел», в котором я был последним из командиров. Занимался со школьниками восьмого класса, ребятами из ПТУ‑36 и ПТУ‑21. В 1993 году было 100 человек! Рукопашный бой, стрелковая подготовка, топографическая, медицинская, гарнизонная служба, караульная — все было. Готовили к армии. Ребята потом, в основном, служили в хороших частях. Клуб распался, но я находил, где позаниматься с детьми. Когда мы выезжали на отдых с семьями сотрудников налоговой, всегда находил для детей какие-то игры и развлечения. На меня в этом вопросе можно было положиться.

— А потом нашли применение этому умению в «Балтийском редуте»?
— В декабре 2005 года один предприниматель попросил меня открыть в городе военно-патриотический клуб (у него у самого был двенадцатилетний сын). Первое занятие было 2 февраля 2006 года в небольшом классе на проспекте Героев, 11. Вначале было 15 человек. Предприниматель закупил форму и снаряжение. Занимались медицинской подготовкой, тактической и строевой подготовкой, радиоделом, топографией. А в сентябре 2007 года пришла идея создать малый почетный караул, который мы начали выставлять на дни воинской славы.

— Откуда взялось название?
— Его нам посоветовал Подрезов Виктор Евгеньевич (сейчас первый заместитель главы администрации — Ред.). Как-то мы с ним разговорились, он и сказал, что хорошее название. Редут — это укрепление, рядом — Балтийское море. Так и пошло.

9 мая 2015 года. 70-летие Победы


— А кто проводил занятия?
— За десять лет у меня много было помощников и инструкторов, с кем-то пришлось расстаться. Потому что дети требуют к себе повышенного внимания, тем более, когда они в походе. Однажды ребята ушли без меня на Глуховку, а я решил проверить, сердце-то за них болит. Приезжаю: лагерь не разбит, только костер горит. Сами занимаются кто чем хочет, а инструкторы прохлаждаются. Все, на следующий день их у нас не было.

— А чем обычно занимаетесь в поле?
— Вы сможете развести костер ночью, в лесу, во время дождя? Вот со мной один товарищ пошел. Я говорю: «Давай сейчас ребят встретим: костер разведем, чайку согреем…» Он удивился: «Как? Дождь идет, темнота…». А я отвечаю: «Какая тебе разница? Деревья стоят? Стоят. Сухие ветки на них должны быть? Должны. Собираем!» Развели большой костер, чайник поставили. Он говорит: «Не поверил бы никогда, если бы сам не увидел».
Мы в любую погоду ходим: и зимой, и летом. В жару, в мороз. Девочек не всегда берем, потому что 12–15 километров в одну сторону, тактические занятия и обратно. Это с рюкзаком десантника, моделью оружия, плащ-палаткой… Сильно детей не нагружаем, но килограммов 15 получается. А есть ребята, которые еще и радиостанцию несут.

Рукопашный бой входит в программу обучения

Рукопашный бой входит в программу обучения


— И это в каком возрасте?
— Есть мамочки, что упрашивают взять ребенка чуть ли не с пеленок. Последнему было два с половиной года: «У вас же организация военная, я хочу, чтобы с ним занимались». Но мы стараемся брать с 14–15‑ти, когда уже более-менее выросли. От дозированной физической нагрузки они становятся здоровее, крепче, уходит сколиоз. Хотя занимаются и двенадцатилетние. Им трудно догонять больших во время полевых выходов, поэтому для них обычно делаю отдельную группу. Девочек много. Мальчишки сейчас всего боятся — и упасть, и пробежаться, а девочки более активные бывают.

— Сколько сейчас ребят занимается в «Балтийском редуте»?
— Сегодня? Не поверите. Осталось пять. А раньше начинали год с 15 учениками, а заканчивало 25. Вероятно, отчасти это связано с нагрузками в школе: подготовка к ЕГЭ, времени не хватает. У нас по воскресеньям — полевые выходы, по вторникам и четвергам — обязательные занятия по специальностям. В другие дни мы факультативно занимаемся рукопашным боем.
А еще сложностей бояться стали. Все хотят просто получить форму. Но ее еще заработать надо — научиться ходить строевым шагом, отдавать воинское приветствие, познакомиться с основами стрельбы, научиться разбирать-собирать автомат, сдать нормативы по физической подготовке, оказывать первую помощь — у нас есть специальная программа для новичков. После этого уже выдается форма. Ее надо беречь. У нас подворотнички сохранились, которые надо пришивать. Ремень обязательно с бляхой, которую надо чистить. За обувью надо следить. Если что — наказание. Моё любимое — 300 приседаний. Минута опоздания — 15 отжиманий.

— Выпускники часто выбирают военную специальность?
— За десять лет, если считать тех, кто занимался не один год, выпускников было около 90 человек. Но в военные училища поступили только трое. Да мы и не готовим военных, мы готовим настоящих мужчин. Учим владеть и топором, и молотком, и пилой. И деревья я научил их валить, и шкурить, и строить. Не все должны быть военными.

— То есть держать ружье — это не главное?
— Почему? А на охоту сходить? А семью прокормить? А силки поставить? Мы и этому учим.

Девочкам занятия военной подготовкой нравятся не меньше, чем мальчикам

Девочкам занятия военной подготовкой нравятся не меньше, чем мальчикам


— А что еще настоящие мужчины умеют?
— У нас есть легководолазная и парашютная подготовка. На легководолазную подготовку набрал группу ребят после армии, восемь человек. Мы уже опускались в бассейн с аквалангом. Теперь ждем, когда сойдет лед, будем заниматься на открытом водоеме.
Старшие ребята и с парашютом прыгали в нашем аэроклубе. Правда, сейчас это все дорого стоит. Последний раз было две с половиной тысячи за прыжок — не все могут себе позволить. В 1980‑е годы был ДОСААФ, была договоренность. А сейчас за топливо надо платить…

— А вы сами сколько раз прыгали с парашютом? Какой прыжок самый страшный был?
— Десять. Но самый страшный — первый. При отделении от самолета я просто закрыл глаза. Хотя в самолете сидел с улыбкой (когда мне страшно, я всегда улыбаюсь). Напротив сидели девчонки, спрашивают: «Вы в какой раз?». Отвечаю: «В первый». Они: «Да ну, посмотрите на соседа». А тот сидит, в угол забился.
Человеку, когда он поднимается на борт, всегда страшно. Но как в воздухе себя поведёшь — так и будет. Бывает, что люди кольцо основного купола отрывали вместе с воротником. Или, раскрывая клапан запасного парашюта, разрывали брезент руками.
Сейчас я не прыгаю. Когда набрал вес, ушел на подводное плавание. Когда один под водой плывешь — и жутковато другой раз бывает, но опять же, преодолеваешь сам себя, потому что все зависит только от тебя самого.

— Как будете отмечать 23 февраля?
— Как обычно: с ребятами, в клубе. Накроем стол, пройдем по городу строем, если получится. Я и старших поставлю в строй. Телефон в этот день обычно не замолкает. Все звонят, пишут «Вконтакте». Когда праздник наступает, боюсь телефон трогать вообще.

Подготовили
Наталья Козарезова
и Ольга Домашенко


Справка: Александр Николаевич Александров женат, у него двое взрослых сыновей. Старшему — 35, младшему — 30. Жена Галина работает в ЦМСЧ № 38.


 

Яндекс.Метрика