Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Большая пресс-конфе­ренция. Послесловие

Елена Кострова
24.12.2012  -  00:00

Большую пресс-конференцию президента Владимира Путина, которая состоялась в минувший четверг в Москве, транслировали несколько телеканалов и радио, освещали в прессе и интернет-изданиях. Сегодня в нашей газете — также некоторые впечатления от этой встречи главы государства с журналистами.

Большая пресс-конфе­ренция. Послесловие
Большая пресс-конфе­ренция. Послесловие


Ленинградскую область представляли Светлана Петрова, главный редактор медиахолдинга из Киришей, Галина Паламарчук, генеральный директор телекомпании «Ореол-ТВ» из Гатчины, и Елена Кострова, главный редактор «Маяка» из Соснового Бора.
До начала пресс-конференции у журналистов было достаточно времени, чтобы задать на свои камеры вопросы коллегам. Точнее, вопрос — практически один на всех: как и чем будете привлекать внимание президента, чтобы получить в руки микрофон? Интерес был не праздный — в конгресс-холле Центра международной торговли собрались 1226 отечественных и иностранных журналистов, и огромное желание «заметиться» было у подавляющего большинства. Поэтому, а также с учетом имевшегося уже у многих опыта, в ход шло все, что только было в руках и под руками.
Собственно, как добиться того, чтобы дали слово, стало основной и самой трудной задачей для всех журналистов. Ведь замечены оказались только несколько десятков человек из сидевших в зале. Сначала бразды правления были у пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который многих, особенно московских журналистов, что были в огромном количестве, знает в лицо, а спустя три часа эту функцию взял на себя Владимир Путин.
Зато проблема с лихвой окупалась тем, что спросить президента оказалось возможным абсолютно по любому вопросу, и даже повторяя несколько раз одну и ту же тему. Как это было, например, с самым часто поднимаемым вопросом по поводу последнего законопроекта Госдумы — ответа Америке по принятому там «закону Магнитского» с запретом усыновлять российских детей. Президент вновь и вновь озвучивал и разъяснял свою однозначно поддерживающую «думцев» позицию: что дело здесь в самой Америке, которая вместо одного антироссийского закона рождает другой, а при этом к нашим усыновленным детям в своей стране не подпускает российских представителей, да еще и не наказывает должным образом преступников-родителей, «а мы интересуемся судьбой своих детей, и это правильно». И что поддерживает недавнее выступление на этот счет премьер-министра Дмитрия Медведева, который считает необходимым прежде всего нам самим в своей стране развивать систему усыновления детей.
Все 4,5 часа работы Владимир Путин четко и подробно, как всегда, со знанием дела, отвечал на самые разнообразные и даже самые нелицеприятные и неудобные вопросы журналистов. Не ушел и от коррупционной темы; и от темы расследования дела бывшего министра обороны («нет ни у кого желания никого выгораживать», и что «только суд может оценить виновность»); от оценки нашей судебной системы («Независимость судебной системы существует. Я не согласен с тем, что она у нас непрофессиональная. Судебная система у нас развивается, поэтому пеплом себя посыпать ни к чему»).
Категорически заявил, что авторитарным свое управление государством не считает, а работой правительства доволен («По себе знаю: работа эта так трудна — как в забое стоять, как горняки, и при этом это ответственность, причем осязаемая, последствия сразу видны»). Ответил глава государства и оппозиционерам: «Демократия — это, прежде всего, исполнение законов. Анархия нам не нужна. А порядок и дисциплина не противоречат букве закона».
Представителям же от «сов» президент пообещал, что вопрос с «зимним временем» будет окончательно решен в ходе мониторинга, который сейчас проводится («Я и сам это вижу: ложишься — темно, встаешь — темно»). Ну и на вопрос о конце света ответил также без тени иронии: «Как можно бояться того, что неизбежно? Но неизбежность эта, я знаю, когда закончится — когда закончится срок небесного светила— через 4,5 миллиарда лет».
И судя по тому, что 21 декабря мы уже пережили, Владимир Путин, как всегда, все знает.

Елена Кострова

Поделитесь:
Яндекс.Метрика