Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

«Гавриил», «Константин», «Свобода» и «Азард»

Из четырех эсминцев, пришедших в Копорскую губу 95 лет назад, три остались на дне

14.10.2014  -  00:00

Сосновоборские пляжи — сама безмятежность. Спокойное или с небольшой волной море. Тишина, сосны, песок. Трудно поверить, что этот тихий берег когда-то обстреливали из орудий. И что волны выбрасывали на песок тела моряков. И что в заливе и сейчас лежат не только погибшие корабли, но и такие опасные «подарки» прошлого, как мины, снаряды... 95 лет назад, 21 октября 1919, года в Копорской губе, напротив Устьинского мыса (на котором сейчас располагается НИИ ОЭП) погибли эскадренные миноносцы молодой республики Советов: «Гавриил», «Константин» и «Свобода».

 

Командир «Гавриила» Владимир Владимирович Савостьянов

 

51 против 150

К лету 1919 года обстановка на Балтике для молодой Советской республики сложилась очень тяжелая. С суши к Петрограду придвигались войска генерала Юденича, с моря — корабли английского и эстонского флотов.
Балтийский флот был в то время единственным флотом республики. При этом многие корабли нуждались в ремонте, не хватало топлива и боеприпасов. Из исправных кораблей командование сформировало Действующий отряд судов (ДОТ). В него были включены три линкора, шесть эскадренных миноносцев типа «Новик», четыре угольных миноносца и другие суда (всего 51 единица).
В то же время флот интервентов на Балтийском море (английская эскадра и белоэстонский флот), насчитывал 150 боевых и вспомогательных кораблей.
Во время осенней битвы за Петроград в 1919 году командование Красного Балтийского флота приняло решение установить минные заграждения в восточной части Копорского залива, чтобы помешать возможной десантной операции наступающих войск противника и препятствовать обстрелу побережья. 

Мины в Копорской губе

В 1919 году Реввоенсовет Балтийского флота отдал приказ начальнику ДОТа выставить минное заграждение в Копорском заливе. Для участия в операции назначались эскадренные миноносцы «Гавриил», «Свобода», «Азард» и «Константин».


21 октября в сумерках корабли приняли на палубу мины и почти бесшумно, без огней вышли на внешний рейд.
«В полночь выстроились в кильватерную колонну,— вспоминал командир «Азарда» Н. Н. Несвицкий,— пройдя освещенный Николаевский створ, у первой поворотной вехи погрузились в полный мрак, сблизившись до нескольких саженей».
Ранним темным осенним утром эсминцы вошли в Копорский залив.
Но неожиданно, в 5.48 раздался взрыв — это «Гавриил» подорвался на мине. Через пару минут одновременно подорвались еще два корабля: слева от «Азарда» — «Константин», а справа — «Свобода».
На «Константине» от взрыва произошла детонация приготовленных к постановке мин, его корпус разломился пополам и эсминец мгновенно затонул со всем экипажем. «Свобода» продержалась на плаву всего восемь минут. «Азард», не растерявшись, задним ходом покинул опасный участок. Эсминец некоторое время оставался в районе взрыва, чтобы оказать помощь, но никого не увидел, и вернулся в Кронштадт.

Сотни погибших

Всего на трёх кораблях погибло 484 человека. С «Гавриила» спаслось только 19 человек, со «Свободы» — 6, которые на шлюпках утром 21 октября причалили к берегу.

В течение нескольких дней волны выносили на берег Финского залива тела погибших героев-балтийцев. 25 октября 1919 г. на форте Краснофлотский состоялись торжественные похороны 120 моряков, позднее здесь же были захоронены еще 86 моряков.
В поселке Красная Горка стоит памятник морякам Балтийского флота, погибшим в годы гражданской и Великой Отечественной войн.

Было ли предательство?

Сразу же после получения известия о гибели эсминцев Реввоенсовет Балтийского флота образовал следственную комиссию для выяснения причин этой катастрофы.
Комиссия записала в протоколе: «...Комсостав погибших миноносцев принял все зависящие от них меры к спасению своих кораблей и личного состава, не заботясь совершенно о своем собственном спасении».
Вместе с тем комиссия отметила чрезвычайно слабую налаженность аппарата службы связи и почти полное отсутствие разведки. Она отметила также, что «...нужно было предполагать, что противник примет все меры к заграждению наиболее посещаемых нашим флотом путей, ведущих к районам его операций». Наконец, комиссия нашла, что ввиду полной темноты и большой волны эсминцы во время хода держались на близком расстоянии друг к другу, боясь растеряться. Поэтому взрыв первого миноносца, попавшего на минную банку, оказался слишком поздним предупреждением для остальных, и следовавшие за «Гавриилом» в кильватер «Свобода» и «Константин» взорвались, имея задний ход.
На самом деле следственная комиссия до конца своего дела не довела. Есть сведения, что гибель трех эскадренных миноносцев была связана с предательскими действиями. Группа бывших морских офицеров, занимавшая командные должности на кораблях и, главным образом, в штабе Балтийского флота, в середине октября 1919 года, то есть незадолго до трагической гибели эсминцев, предложила английской контрразведке план сдачи англичанам четырех эскадренных миноносцев типа «Новик». Вся обстановка трагической гибели «Гавриила», «Свободы» и «Константина» свидетельствует о том, что англичане знали о заградительной операции советских эсминцев 21 октября, и поэтому в районе предполагаемой постановки мин английское командование сосредоточило корабли своей эскадры.
Вероятно, англичане пытались осуществить план захвата эсминцев, но темная ночь и катастрофа, постигшая наши три корабля, сорвали его.
Гибель трех эсминцев и почти полутысячи моряков была тяжелой потерей для Балтийского флота. Но уже менее чем через месяц, в середине ноября 1919 года, завершился разгром белогвардейцев и иностранных интервентов на подступах к Петрограду. В декабре 1919 года последний корабль английских интервентов был вынужден покинуть воды Финского залива.

Воспоми­нания очевидца

Один из спасшихся с эсминца «Гавриил», моряк Качкин, рассказывал:
«Силой взрыва меня бросило в сторону. Очнувшись, я быстро, как пуля, выскочил на верхнюю палубу и не узнал корабля. Все было сброшено с палубы: и орудия с прислугой, и мины, и те минеры, что группами спешили их приготовить. Кто-то в волнах чуть слышно прокричал «Товарищи!»... Темная осенняя ночь и сильный ветер мешали спуску шлюпок на воду... По одному мы начали спрыгивать в шлюпку. Ветер все удалял шлюпку от тонувшего корабля в сторону. Расстояние между нами и «Гавриилом» увеличивалось. Мы молча сидели на банках. Не хотелось браться за весла. Все впились глазами в корабль — что-то хотелось крикнуть, да не было сил. Все точно оцепенели».

«Гавриил»

Был построен на Русско-Балтийском заводе в Ревеле (Таллине), вошел в строй 26 ноября 1916 года. В Первую мировую войну «Гавриил» неоднократно принимал участие в боевых походах. Участвовал в «Ледовом походе» Балтийского флота (операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Проведена в тяжёлых ледовых условиях февраля — мая 1918. В результате были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок).
Неоднократно отражал атаки британского флота в Копорском заливе и на Кронштадт. Был отмечен благодарностью «За ревностное поведение в бою, имевшем место в Копорском заливе 18 мая 1919 г.», когда он вступил в бой с четырьмя английскими эсминцами. Также знаменит неравным боем с 7 торпедными катерами противника на Кронштадском рейде.


«Константин»

Построен на Русско-Балтийском заводе в Ревеле, введен в эксплуатацию в 1917 году. 
Участвовал в Первой мировой войне и в «Ледовом походе». С июня 1919 года принимал 
активное участие в минных постановках и обстрелах армии белых.


«Свобода»

«Владимир» (с 12 сентября 1917 года — «Свобода») 
построен на Русско-Балтийском заводе, введен в эксплуатацию в 1917 году.
Участвовал в «Ледовом походе» Балтийского флота. 
С середины июня 1919 года принимал активное участие в минных постановках и обстрелах армии белых.

«Азард»

Построен на Усть-Ижорской судоверфи Металлического завода в Санкт-Петербурге, введен в эксплуатацию в 1916 году.
Во время Первой мировой войны «Азард» нёс дозорную и конвойную службы. В 1917 году «Азард» принимал участие в февральской революции, после чего вошёл в состав Красного Балтийского флота. Участвовал в «Ледовом походе», в боях против германских и эстонских войск в районе Азери—Кунда. В 1919 году осуществлял разведывательные рейды. 5 августа 1919 года в совместном бою с «Гавриилом» «Азард» потопил новейшую английскую подводную лодку «Л-55».

Позднее «Азард» был переименован в эсминец «Зиновьев», а в 1928 году — в «Артём». 
Участвовал в Советско-финской войне и в Великой Отечественной. В августе 1941 года, во время Таллинского перехода, «Артём» подорвался на мине заграждения у острова Мохни в Финском заливе.


Подводные исследования

Подъем цветного металла с затонувшего «Гавриила» производился еще в 1928 году. «Константин» и «Свобода» тогда найдены не были. Поиск осложнялся присутствием в этом районе большого числа мин. В 1933 году балтийский отряд ЭПРОНа (экспедиция подводных работ особого назначения) поднял отдельные части корабля «Свобода», в 1937 году — эсминца «Гавриил».
В 80-х годах 20 века подводный поиск проводили энтузиасты — аквалангисты лениградского клуба «Поиск» и сосновоборского «Катран». К этому времени гидрографам уже удалось обнаружить ЭМ «Гавриил» и установить над ним именной буй.

Отец члена клуба «Поиск» Альвины Тимофеевой — Александр Матвеевич Тимофеев служил юнгой на эсминце «Гавриил» и остался жив: за несколько часов до выхода в море командир эсминца Владимир Владимирович Севастьянов отправил юнгу в Петроград со срочным пакетом в штаб Реввоенсовета.

Завершилась экспедиция торжественной передачей Центральному военно-морскому музею реликвий, поднятых с «Гавриила».
В 1990 году аквалангисты там же, в Копорском заливе, нашли эсминец «Свобода» и успешно поработали на нем.
В подводных работах в составе клуба «Катран» принимал активное участие сосновоборский журналист Олег Тарасов. Его очерк «Реквием трем эсминцам» опубликован в 1987 году в «Маяке прогресса» (22-31 октября). Позднее на эту тему в «Маяке» были его публикации «В ту штормовую ночь» (19 октября 1999 года), «Дорога к памятнику» (13 июля 2000 года).

Деталь с Гавриила в руках матроса-подводника

«Ныне ни в Кронштадте — «родном доме» военных моряков, ни в нашем молодом городе Сосновый Бор, расположенном рядом с местом гибели эсминцев, не найдешь в названии улицы или площади их славных имен» — писал Олег Тарасов.
Участники поисково-спасательной экспедиции в те годы предложили поставить в Сосновом Бору памятник трем погибшим эсминцам, но эта идея не реализована до сих пор.

Подготовила Нина Князева

Яндекс.Метрика