Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Героиня Исаакиевской площади

Наталья Козарезова
06.04.2015  -  00:00

«Есть пострадавшие. Через несколько минут уже подбежала небольшого роста девушка с санитарной сумкой на боку. Это и была Ася Исакова. На ходу раскрыв ее, она тут же приступила к перевязке лежавшей на асфальте женщины. Споро и умело делают свое дело эти маленькие руки.

Перевязав, санитарка перетащила женщину в подъезд ближайшего дома. В ту же секунду на площади разорвался новый снаряд. Потом — еще и еще. Ася, припав к земле, под разрывами снарядов ползла к пострадавшим…». Это цитата из статьи о ленинградских девушках-сандружинницах — «Героини Исаакиевской площади», опубликованной в газете «Смена» в августе 1966 года, посвящена Анастасии Коршуновой (в девичестве Исаковой).

 

Единственная фотография военной поры нашей героини — на личной книжке члена санитарной дружины

 

Известие о начале вой­ны Ася встретила ученицей ФЗУ (фабрично-заводского училища) при швейно-обувной фабрике. Производство перепрофилировали на выпуск военной одежды, а девушек-учениц отправили на рытье окопов. Когда были в Усть-Луге, началось немецкое наступление. Девочки в своих разорванных от работы физкультурных тапочках пошли обратно в Ленинград в толпе гонимых войной людей с мешками, коровами и домашней птицей, переночевали в каком-то стоящем на путях поезде и с трудом добрели до Нарвских ворот (от Стрельны трамваи уже не ходили). Сели в 35‑й трамвай и заснули. А когда их разбудили на кольце у Казанского собора, то оказалось, что они не могут идти — ноги опухли и покрылись кровавыми мозолями.
Окопы подбирались все ближе к городу — Стрельна, Володарская, Красненькое кладбище — везде работали девичьи руки.
А впереди была блокадная зима. «Война — это страшно, но нет ничего страшнее голода», — говорит Анастасия Васильевна. И холода. Чтобы растопить «буржуйку», они с сестрой ковыряли паркет.
Похудевшую до 32‑х килограммов Асю, уже уставшую бояться бомбежек и вида крови, взяли в Красный крест, помогать эвакуировать Дом малютки, а потом зачислили в санроту батальона МПВО. Она с подругами дежурила в госпиталях, перевязывала раненых на улицах. А весной еще и выращивала овощи для раненых на огородике, разбитом в сквере у Исаакия. И окончание войны встретила на огородике в Рыбацком. «Мы прыгали, скакали и целовались, — вспоминает блокадница. — А потом был салют. Такой… незабываемый, не передать словами какой салют…».
Война для Анастасии Васильевны — это не только холод, голод и тяжелая работа. Это еще и любовь. Из осажденного города Ася писала письма своему другу моряку, служившему в Калище. Но после войны их пути разминулись. Она вышла замуж, родила сына. Всю жизнь проработала швеей на ленинградских фабриках. Сейчас Анастасия Васильевна живет в Сосновом Бору, в своей чистенькой, опрятной квартире. «Много ли человеку надо? — улыбается она. — Лишь бы не было войны…».

Наталья Козарезова

Поделитесь:
Яндекс.Метрика