Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Года проходят, память остается

Блокадное детство не забывается

26.01.2009  -  00:00

 Е. Маскину есть что вспомнить в эти январские дни. (Фото Юрия Шестернина) Е. Маскину есть что вспомнить в эти январские дни. (Фото Юрия Шестернина) Для всех, переживших блокаду, 27 января — дата знаменательная и праздничная. Для Евгения Александровича Маскина она знаменательна вдвойне — 27 января у него день рождения. В этом году — юбилейный: Евгению Александровичу исполняется 75.

Когда началась война, отец, военный врач, ушел на фронт и погиб в 42-м, мать, тоже медик, лечила раненых в госпитале на Большой земле. В осажденном Ленинграде братья Маскины остались на попечении бабушки и деда. Но в начале 1942 года, после ранения во время очередной бомбежки, дедушка умер. Вскоре не стало и бабушки. Восьмилетний Женя и десятилетний Павел остались одни в опустевшей квартире. Не будем гадать, как сложилась бы судьба мальчишек, если бы их не обнаружили сандружинницы, которые в ту страшную ленинградскую зиму 1941 — 1942 годов периодически обходили дома осажденного города. Так братья Маскины оказались в детском доме. Детская память очень цепкая, она сохраняет множество событий, которые остаются с человеком на всю последующую жизнь. Вот и Евгений Александрович даже сейчас, шесть с половиной десятилетий спустя, хорошо помнит те блокадные годы. Но, конечно, особенно четко, до мельчайших подробностей — 27 января 1944 года. Ведь 27 января в Ленинграде, на который за несколько дней до этого падали не только бомбы, но и артиллерийские снаряды, прогремел победный салют. Это был единственный раз за всю Великую Отечественную войну, когда салют был произведен не в Москве. Впрочем, об этом Евгений Александрович узнал гораздо позднее, а тогда, январским днем 44-го, он в группе воспитанников детского дома с Песочной набережной, где располагался детдом, направился по Кировскому проспекту на Марсово поле, чтобы посмотреть салют. Это было грубейшим нарушением распорядка — воспитанникам запрещалось уходить с территории детдома, но, когда мальчишки вернулись, «разборки полетов» не последовало — воспитатели все поняли без объяснений ребят. В 1949 году, в 15 мальчишеских лет, Женя Маскин устроился учеником токаря в Государственный оптический институт, в котором, за исключением нескольких лет, отданных военной службе, работал вплоть до выхода на пенсию. И как работал! В 18 лет получил 6 разряд и имел личное клеймо, которое давало право сдавать детали без предъявления ОТК. А после работы учился в вечерней школе, затем техникуме и одновременно поднимался по ступенькам служебной лестницы. Памятным стал для Евгения Александровича 1968 год. Он переехал в Сосновый Бор и был в числе тех, кто начинал строительство объектов будущего филиала ГОИ, формировать его коллектив. ...С тех пор прошли четыре десятилетия. Давно выросла дочь, радуют деда своими успехами внуки. Во вторник, 27 января, родные, друзья, бывшие коллеги по работе поздравят жителя блокадного Ленинграда Евгения Александровича Маскина с двумя юбилейными датами сразу — 65-летием полного снятия блокады и 75-летием со дня рождения.
Поделитесь:
Яндекс.Метрика