Морские пахари Балтики

26.07.2010  -  00:00

 Катерный тральщик КМ-4 («каэмка») Катерный тральщик КМ-4 («каэмка») Этот праздник — дань уважения и благодарности тем, чье мужество, стойкость, верность присяге укрепляют могущество России. Боевые дела моряков в годы Великой Отечественной войны служат примером беззаветной преданности флоту и Родине.

В начавшейся войне первым на Балтике с грозной минной опасностью соприкоснулся тральщик старшего лейтенанта Д. Степанова. Около пяти часов утра 22 июня севернее острова Даго сигнальщики корабля обнаружили несколько всплывших мин из поставленного немцами три часа назад минного заграждения. Так с первого дня войны началась боевая служба смелых и неутомимых борцов с минной опасностью. Экипажи тральщиков называли пахарями. И недаром. За годы войны противник выставил 33 тысячи мин, да наших было почти 9 тысяч. И все это на волоске от смерти. 8 декабря 1942 года в состав Краснознаменного Балтийского флота вошел 7-й дивизион катерных тральщиков. Он состоял из 10 новых деревянных катеров, построенных в блокадном Ленинграде. Катера были предназначены для траления якорных мин, т. е. мин, находившихся на некоторой глубине под поверхностью воды и соединенных тросом (минрепом) с якорем, удерживающим мину в точке постановки. Эта работа выполнялась с помощью катерного трала. Он подсекал мину, перерубая ее минреп специальным резаком, мина всплывала, после чего ее уничтожали. И в Копорской губе В кампанию 1943 года дивизион занимался тралением проходов во вражеских минных заграждениях в Копорской губе, на Большом Кронштадтском рейде, уничтожением донных магнитных мин, сброшенных вражескими самолетами на парашютах. Делалось это с помощью малых глубинных бомб, сбрасываемых с катера на полном ходу. Близко разорвавшаяся глубинная бомба могла вызвать детонацию мины. После прорыва блокады и освобождения южного побережья Финского залива вплоть до Усть-Нарвы перед флотом была поставлена задача: тралить проходы в немецких минных заграждениях. Летом 1944 года началось активное выполнение этой задачи. Еще до наступления рассвета катера покидали место базирования и направлялись в район предстоящего траления. После постановки тралов катера двигались на минном поле. Траление происходило на виду у противника, который, разумеется, не мог за этим безучастно наблюдать, и его артиллерия открывала огонь. Наши катера-дымзавесчики ставили дымовую завесу, укрывающую тральщики от вражеских артиллерийских наблюдателей. В бой вступали немецкие сторожевые катера и охранявшие тральщиков наши морские охотники. На помощь к немцам приходили крупные тральщики и прилетали самолеты. Но безнаказанно действовать им не позволяли атаки наших торпедных катеров и бомбовые удары авиации флота. В течение июля 1944 немцы в этих столкновениях потеряли два таких тральщика. Наши дивизионы упорно тралили день за днем. Немцы тоже не теряли времени даром. Их миноносцы, базировавшиеся в финском порту Котка, приходили ночью в Нарвский залив и вновь ставили мины там, где накануне днем их вытралили наши катерники. Хитрый маневр Поступило предложение: придти на минное поле ночью до появления вражеских миноносцев и переместить установленные немцами вехи, указывающие проходы в их минном заграждении. Так и поступили. Четыре немецких миноносца ночью 18 августа прибыли в Нарвский залив, чтобы заняться ставшим уже привычным делом: сведением на нет работы наших тральщиков. Однако на этот раз план немцам осуществить не довелось: три миноносца почти одновременно подорвались на собственном минном заграждении, и пошли ко дну. Четвертый уцелел и полным ходом покинул место трагедии, не предпринимая никаких мер по оказанию помощи своим погибавшим собратьям. В воде оказалось около 500 немецких моряков (экипаж каждого из этих однотипных миноносцев состоял из 198 человек). Для спасения гибнущих немецких моряков в зону подрыва миноносцев были посланы наши катера, а немцы послали туда же свои гидросамолеты. Наши морские охотники подобрали 107 немецких моряков. Интенсивная боевая работа экипажей была по достоинству оценена командованием. Сотни моряков были награждены медалями и орденами. А командиры катеров Е. Шкребтиенко, Г. Давиденко и командир дивизиона катерных тральщиков Ф. Пахольчук стали Героями Советского Союза. Наш земляк На одном из катеров 7–го дивизиона катерных тральщиков служил и наш земляк, Василий Феофанович Поливанов. В 17 лет он добровольно попросился на флот. Просьбу уважили. И после окончания Электромеханической школы в Кронштадте весной 1944 года краснофлотец Поливанов был направлен для дальнейшего прохождения службы на катерные тральщики. Для большинства балтийских моряков война закончилась 9 мая 1945 года, но только не для служивших на тральщиках. Им предстояли еще многие годы боевого траления. Поливанов демобилизовался только в 1949 году, будучи мичманом, механиком отряда катеров. С 1970 года Василий Феофанович работал механиком в УАТе, где пользовался высоким авторитетом и как специалист, и как наставник. Вышел на пенсию в 1986 году, а спустя 20 лет ветерана-моряка не стало. Память о нем живет в сердцах и умах близких людей, хорошо знавших его, материалы о нем хранятся и в Музее городской славы. Игорь Алепко

Комментарии

Загрузка комментариев...