Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Можно ли прожить без взяток?

Разговор с прокурором города

22.06.2011  -  00:00

«Можно и нужно жить без мздоимства и мздоимцев!»— убежден прокурор Соснового Бора, старший советник юстиции Станислав Геннадьевич Румянцев, с которым беседует журналист Карл Рендель.

— Чуть ли не каждый день по радио и телевидению, на страницах газет нам рассказывают все новые и новые факты о коррупции, а она все живет и процветает? — К великому сожалению, и живет, и здравствует. Откровенно говоря, я бы не назвал войной то, что происходит. Да, законов, постановлений, приказов и всяческих других документов, которые должны, по идее, помочь покончить с этим злом, написано и принято немало. Но практических, конкретных действий мало. Вот в чем главная беда. — Кстати, по оценкам специалистов, уровень коррупции составляет четверть всего валового национального продукта. Вот какие огромные суммы гуляют по карманам! — Надо всем понять: только общими усилиями мы можем покончить с коррупцией. Статистика показывает, что больше всего благоденствуют коррупционеры в учебных и медицинских учреждениях, в ЖКХ, в милиции, то бишь полиции. Те, куда и к кому чаще всего обращаются люди со своими житейскими проблемами. Причем винить надо не только тех, кто берет взятку, но и кто ее дает, зачастую даже по доброй воле. Начинается с «благодарности» за «помощь» — бутылки коньяка, коробки конфет, с других подношений, а кончается тем, что получающий незаконные блага входит во вкус и уже сам назначает цену за свои услуги... — Станислав Геннадьевич, вы уже девять лет работаете прокурором в Сосновом Бору. Как часто приходится вам встречаться с коррупцией в нашем городе? Или здесь у нас тишь, гладь да божья благодать? — Тишью не назовешь, но и разгула коррупции, как в некоторых крупных городах, нет. Но каждый год мы не менее 5-6 дел по таким обвинениям доводим до суда. Чаще всего обвиняемые — милиционеры, врачи, мелкие чиновники. Вот, например, инспекторы ГИБДД задержали водителя, который был за рулем в нетрезвом виде. Чем это грозило ему, представляете? Чтобы не затевать дело, потребовали ни много ни мало 100 тысяч рублей. После долгой торговли сошлись на 60 тысячах. Виновник происшествия рассказал все своему другу и попросил его помочь финансами. А друг сообщил об этом вымогательстве в правоохранительные органы города. Рассчитывавшие на взятку были взяты с поличным. Таких случаев за прошлый и этот год было несколько. Тут отличились на нашей территории сотрудники Кингисеппского и Ломоносовского ГИБДД, отдельной роты оперативного реагирования ГИБДД центрального подчинения. Другой случай. Была осуждена доктор-акушер за причинение тяжелого вреда здоровью роженицы и гибель ребенка по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения служебных обязанностей. Но в приговоре говорится и о подкупе. Там что произошло? У женщины были трудные роды. Доктор предложила роженице воспользоваться услугами реаниматолога, своего мужа, который может снабдить ее обезболивающим уколом. В принципе, он и не требовался. Данная манипуляция, как травмоопасная, была запрещена руководством ЦМСЧ. Но 5000 были уплачены, однако больной легче не стало, а с кесаревым сечением сильно запоздали. В результате погиб ребенок, женщина осталась бесплодной. Конечно, врач получила по «заслугам» — лишение свободы условно. В кавычках потому, что, поддерживая обвинение, я был не согласен с мягкостью наказания. Не ушел от наказания и «продавец обезболивания». — А бывает, что вашим обвиняемым-коррупционерам удается уйти от возмездия? — За все годы оправдан был судом только один такой человек. Но я убежден, что несмотря на то, что наша апелляция не возымела действия, он был виновен и должен был нести ответственность за свои поступки. — Быть может, следует ужесточить наказания за коррупцию? Это, на ваш взгляд, способно повлиять? — Жестокость может повлиять, но я думаю, на какое-то время. А вот о неотвратимости наказания просто обязан знать тот, кто берет мзду! И мы должны этого добиваться. Не каждый тогда решится рисковать. Есть же страны, которые смогли добиться такого положения. Скажем, Швеция, Дания. Там убеждены, что брать взятку не только опасно, но и стыдно, об этом узнают все и потом «не отмоешься добела». И не все ладно в нашем законодательстве. Вот сейчас все говорят о новой процедуре техосмотра. Полиция больше не будет этим заниматься. И сделано это вроде для того, чтобы лишить проводящих техосмотр чинов в погонах возможности брать взятки. Теперь решать, исправна ли машина, можно ли ее дальше эксплуатировать, будут частные фирмы и компании. А они вправе назначать любые цены за свои услуги и находить недочеты там, где их нет. Формально это уже не назовешь коррупцией. Частные фирмы — не должностные лица, на них закон о должностных преступлениях не распространяется. А найти причины, по которым можно взять с обладателя автомобилем лишнюю сотню или тысячу, для специалистов раз плюнуть. Так что — новые нормы для водителей стали лучше?! — Помогает ли вам общественность в борьбе с коррупционерами? — В определенной мере помогает. Взять хотя бы того человека, который сообщил нам об инспекторах ГИБДД-вымогателях. Но помощь эта недостаточна. И я повторю то, о чем уже говорил: победить коррупцию можно только всем миром. А наши двери всегда открыты для тех, кто хочет помочь избавиться от этого зла. И еще: помните, что если к нам обратился человек, у которого требуют взятку, он освобождается от наказания. Его можно только поблагодарить, что он помогает избавиться еще от одного лихоимца!
Поделитесь:
Яндекс.Метрика