Мы были в числе первых

Пятьдесят лет назад был поднят флаг на первой атомной субмарине

30.06.2008  -  00:00

50 лет назад — 1июля 1958 года — в присутствии главкома ВМФ, адмирала флота С. Горшкова, министра среднего машиностроения Е. Славского и председателя Госкомитета СССР по судостроению Б. Бутомы был поднят флаг ВМФ на первой советской атомной подводной лодке «К­3» (впоследствии — «Ленинский комсомол»). Именно эту дату с полным основанием можно назвать днем рождения атомного флота нашей страны, хотя официально она не отмечается до сих пор.

Но, пользуясь представленной возможностью, хочется поздравить с этим славным юбилеем всех моряков атомного флота (подводного и надводного), как служивших, так и продолжающих службу в инструкторно-преподавательском составе нашего учебного центра ВМФ (его 40­-летие отмечалось в апреле этого года). Особые поздравления — моим друзьям-сослуживцам, капитанам I ранга в отставке В. Дейкуну и О. Певцову, с которыми начинал службу в составе первого экипажа ПЛА «К-3»,участвовал в церемонии подъема флага на ней и закончил службу в нашем учебном центре ВМФ. В канун знаменательной даты хочется поздравить и пожелать дальнейших творческих успехов коллективу НИТИ имени А. Александрова, создавших уникальную базу для подготовки и переподготовки моряков-подводников. Несколько слов о своей службе в ВМФ, которой отдал, как говорят моряки, «тридцать шесть календарей». Самый важный ее этап, без сомнения, первый — годы службы на ПЛА «К-3». Он начался с изучения проектных документов в 1­-м институте ВМФ и КБ «Малахит» в Ленинграде, затем — изучение физики ядерных реакторов и устройства ядерных энергетических установок в учебном центре в городе Обнинске. Руководил нашей подготовкой и контролировал ее сам академик А. Александров. Обучение продолжалось до 1 июня 1957 года. Затем мы прибыли в Северодвинск, где в течение двух месяцев изучали устройство подводной лодки, которая находилась на стапеле. К моменту спуска лодки на воду, а произошло это 9 августа, мы сдали зачет на допуск к обязанностям «дежурного по кораблю». А затем был еще один экзамен на допуск к самостоятельному выполнению обязанностей КГДУ (командира группы дистанционного управления) и к «дежурству по ядерной безопасности». Такой представительной комиссии я не сдавал экзамен ни до, ни после того памятного дня. Председателем комиссии был А. Александров, членами — генеральный конструктор ядерной энергетической установки ПЛА проекта 627 Н. Доллежаль, заместитель Главкома ВМФ инженер-адмирал П. Котов, представители КБ «Малахит», завода-изготовителя и многие другие. Навсегда остались в памяти первые боевые дежурства в Атлантике. Мы фактически представляли ядерный щит, отодвинутый от наших границ и приближенный к границам США. У нас в шахтах находились ракеты с ядерными боеголовками. Система ПУРС (приборы управления ракетной стрельбой) была настроена на установленные заранее важнейшие стратегические цели. Американцы знали о нашем присутствии у них под боком, а мы гордились тем, что фактически являемся активными борцами за мир, не позволяя развязать безнаказанно новую мировую войну. О значимости присутствия наших ракетных подводных кораблей стратегического назначения у берегов Америки для сохранения мира я имел возможность лично убедиться много позднее, в 2000 году, когда был приглашен на Международный конгресс моряков­подводников, который проходил в Санкт­-Петербурге. Там были и бывшие командиры подводных лодок, и бывшие штабные работники­американцы, англичане, французы, итальянцы, шведы, украинцы и наши российские ветераны­подводники. В перерыве, после моего выступления на круглом столе, ко мне подошла жена командира американской подводной лодки (американцы приехали на конгресс с семьями) и поблагодарила нашу страну за своевременное создание ядерного противодействия, которое, как выразилась американка, «отрезвляет от военного угара наших агрессивных коршунов». Третий и последний этап моей службы связан с учебным центром в Сосновом Бору. Командование ВМФ поступило очень мудро, направив имевших богатый опыт подводников­атомщиков первого поколения в учебные центры и училище Военно­Морского флота для подготовки достойной смены. А мы, члены первого экипажа первой советской атомной подводной лодки «К-­3», в эти летние дни 2008 года вспоминаем события полувековой давности, когда были вписаны первые строки в историю атомного подводного флота нашей страны. Ю. Михайлов, капитан I ранга в отставке

Комментарии

Загрузка комментариев...