Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Патриарх... Никто вслух, чтобы не обидеть невзначай Анатолия Павловича Еперина,

не произносит это слово. Но мы вправе назвать его так, сегодня накануне 80-летия

13.10.2010  -  00:00

(Фото Геннадия Сафонова)(Фото Геннадия Сафонова) В России, пожалуй, уже и не осталось тех, кто стоял у колыбели атомной индустрии нашей страны, кто не только внимал лекциям корифеев новой для нашей страны науки, общался с Игорем Васильевичем Курчатовым, с маститыми академиками, причастными к «Урановому проекту», но и сам эксплуатировал первые атомные реакторы.

После окончания института он начинал на Сибирском химическом комбинате рядовым инженером, а потом в Томске-7 вырос до заместителя главного инженера предприятия, стал в 30 лет лауреатом Ленинской премии, а к нам, в Сосновый Бор, уже приехал главным инженером строившейся ЛАЭС. Анатолий Павлович, мне кажется, и сегодня верен своему постулату: в реакторостроении нельзя идти лишь одним путем, оснащать АЭС «ядерными котлами» только корпусного типа. Право на жизнь имеет и канальное направление. Он влюблен в такие реакторы и готов без устали говорить об их достоинствах. Их не надо останавливать для перезагрузки ядерного топлива, в их каналах можно заниматься радиационными технологиями, создавать химические элементы, о которых не позаботился Создатель, с нужными техническими характеристиками; можно легировать кремний, в котором так нуждается солнечная энергетика... И мнение Еперина разделяли еще не так давно многие ученые и инженеры-практики. Помню, довелось мне беседовать об этом с тогдашним министром РФ по атомной энергии Виктором Нестеровичем Михайловым, и он очень мудро и образно сказал: «Как не принято в автомобилестроении выпускать машины лишь одной марки, так и в атомной энергетике нельзя довольствоваться только корпусными реакторами». Но нет у руля атомной индустрии России ни Михайлова, ни Адамова, ни Рябева или Славского, и замещающие мощности ЛАЭС будут вооружены хоть и модернизированными, усовершенствованными, но реакторами корпусного типа. ...Он родился и жил на Алтае в семье пимоката, мечтал о море, которого никогда не видел, но судьбе вольно было распорядиться иначе. Он стал физиком-атомщиком и нисколько не жалеет об этом. Еперин из тех руководителей, которым не сидится в самых уютных кабинетах. Он начинает свой рабочий день — в Институте ядерной энергетики, который весь город называет не иначе, как Еперинский,— задолго до того, как появляются первые сотрудники. Так было и на ЛАЭС. К тому времени, когда надо проводить «оперативку», он уже знал обо всем, что произошло за ночь, и потому имел готовые решения, чем надо заняться днем. Он непременно старался сам проводить совещания на строящихся объектах, вносил коррективы в проекты, общался с поставщиками оборудования, принимал иностранные делегации, которые, к слову сказать, дивились его компетентности. Задолго до Чернобыля Анатолий Павлович еще в ранге главного инженера станции, а потом и ее директора взялся за модернизацию и реконструкцию энергоблоков, чтобы повысить их надежность и безопасность, продлить их жизнь. И это лично ему Россия обязана тем, что ЛАЭС будет действовать, превзойдя свой проектный срок, не одно десятилетие! Когда в Лондоне в Европейском банке реконструкции и развития решали вопрос о выделении России донорской помощи на повышение ее безопасности, ее пытались обусловить непременным закрытием блоков с реакторами, как «там» выражались, «чернобыльского типа». Согласен был с европейцами даже замминистра, возглавлявший нашу делегацию, а Еперин отказался подписывать такой ультиматум: — Если вы и дальше будете настаивать,— заявил он банкирам,— мы постараемся обойтись и без вашей помощи. Сами справимся! К тому же то, что вы собираетесь выделить нам в качестве помощи, настолько незначительно по сравнению с необходимыми затратами, что не станем слишком огорчаться, коли вы откажетесь... И такая жесткая позиция директора ЛАЭС сыграла свою роль. ЕБРР вынужден был отступить. Его «коньками» всегда были проблемы безопасности и культуры производства. Не перечесть, сколько на его счету открытий и изобретений, сколько научных трудов у доктора технических наук, профессора и академика А. П. Еперина! К его Ленинской премии прибавились Государственная премия СССР и премия Правительства РФ. Его грудь по праздникам, как принято говорить, украшают многие ордена и медали. Его знают и прислушиваются зарубежные коллеги в США, Канаде, Японии, Франции, Германии, Великобритании, Швеции, Финляндии, на Украине и в Литве. 14 лет назад он сменил пост директора ЛАЭС и стал руководителем созданного им в Сосновом Бору Института ядерной энергетики, филиала Санкт-Петербургского технического университета. И теперь выпускники этого вуза трудятся на атомных станциях, помня его главные заветы: безопасность и культура производства! Стоит ли удивляться, что Анатолий Павлович так чтим своими земляками?! Его избрали Почетным гражданином Соснового Бора и в таком же звании он и в Ленинградской области. Много лет он был депутатом городского Совета, а теперь представляет нас в Законодательном собрании области. 15 октября ему исполнится 80 лет, но, наверное, паспортисты что-то напутали. Глядя на бьющую через край его энергию, его деловитость, знакомясь с новыми проектами и замыслами, просто трудно поверить в возраст патриарха атомной энергетики! • Фотовыставка об А. Еперине разместится на 2-м этаже здания администрации. • Вышла в свет книга «Симфония патриарха» (К. Рендель) и фотоальбом «Я люблю тебя, жизнь» (составитель Г. Сафонов). Карл Рендель
Поделитесь:
Яндекс.Метрика