Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Пять знаменитостей

17.03.2014  -  00:00

Леса и болота, деревни и поселки в этих лесах и на берегу холодного мелководного моря — вот наш край. Никакой романтики. Это вам не дышащее древностью и славными именами солнечное побережье Средиземноморья. Простая местность, простые люди... Но такое впечатление обманчиво. Оказывается, в наших лесах в прошлые века рождались, жили, пита­ли свои таланты очень известные люди, прочно вписанные в общечеловеческую культуру. Недалекие окрестности нашего города, всем знакомые привычные названия связаны с настоящими знаменитостями.



Удивительнее картин Рериха, пожалуй, только сама его жизнь

Мальчик, который 140 лет назад родился в Санкт-Петербурге, стал всемирно известным художником, археологом, писателем, путешественником, общественным деятелем, связавшим разные страны, и философом, связавшим разные миры.
Между тем первые 26  лет этой поразительной жизни прочно связаны с нашими местами. Извара — имение родителей Николая Рериха — расположено совсем недалеко от Соснового Бора — в Волосовском районе.

Знакомство с историей, многочисленные легенды и предания, земля, насыщенная древними памятниками, пробудили у пытливого мальчика интерес к археологии. Как раз в то время известный археолог Ивановский производил раскопки местных курганов, и археология стала одним из любимых занятий Рериха. В 1935 году он напишет: «Спасибо вам, изварские курганы... ничто и никаким способом не приблизит так к ощущению древнего мира...» 

Извара также становится любимым местом работы юного художника Николая Рериха, его мастерской. Здесь задуманы и созданы первые картины.
Благодаря матери, Марии Васильевне, Николай Рерих с раннего детства имел возможность общаться с Иоанном Кронштадтским, который был ее духовным отцом. Отец Иоанн дал однажды Николаю Рериху свое напутствие: «Не болей! Придется для Родины много потрудиться».
Вся жизнь Николая Рериха — это труд во славу Родины и мира. Одно только перечисление его званий занимает целую страницу: 45 «почетных и действительных членов», основателей, «почетных докторов», вице-президентов, пожизненных членов, президентов... В его честь названы горные пики и перевалы. Музеи Рериха есть в Нью-Йорке, Риге, Москве, Одессе, Петербурге, Новосибирске, Улан-Баторе... И рядом с нами — в Изваре.


Кстати
Осенью этого года (2014) в Ленинградской области отмечают не только 140-летие со дня рождения Рериха, но и 30-летие со дня создания в Изваре первого в России государственного музея, посвященного его творчеству. В октябре в Изваре пройдет областной праздник, посвященный юбилею Николая Рериха.

 

Слова прямые и настоящие

В детстве меня страшно разочаровал Салтыков-Щедрин. Представьте — взять в руки книжку с заманчивым названием «Сказки», предвкушая волшебство и чудеса, и... какие-то медведи, пескари, зайцы, прокуроры, генералы и мужики...
Однако очарование вернулось во взрослом возрасте, и с годами все усиливается. То, что написано Михаилом Евграфовичем сто с лишним лет назад, удивительно подходит к нашей жизни.

«И, не говоря худого слова, сейчас же за дело принялся: дреманным оком ничего не видит, а недреманным видит пустяки. „Я, говорит, здесь на минутку, по дороге в сенат, а там и оба ока сомкну. Да и уши у меня, бог даст, к тому времени заложит“».
Иногда возникает мысль: «И как он не боялся такое писать, публиковать?» Потому что даже сейчас — страшно...
А потом я узнала, что этот умный и смелый человек, вице-губернатор и литератор, редактор такого знаменитого издания, как «Отечественные записки», жил одно время совсем неподалеку от нас — в Лебяжье, где в 1877 году купил усадьбу и назвал ее «Монрепо» (фр.— «мой отдых»). Свои наблюдения жизни, протекающей в окрестностях, он использовал в очерках «Убежище Монрепо».
Хотя Михаил Евграфович и недолго жил в Лебяжье, жители решили поставить ему памятник, что и было сделано в 2011-м году в год 511-летия Лебяжья.
«На свете существует множество всяких слов, но самые опасные из них — это слова прямые, настоящие». (М. Е. Салтыков-Щедрин)

 

Наш, копорский, Орест...

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит...
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид.

Эти строки написал Пушкин о своем портрете, созданном в 1827 году знаменитым художником Орестом Кипренским. Тем самым Кипренским, чье имя носит сосновоборская школа искусств, всем в нашем городе известная как «художка».
Тем самым Кипренским, фамилия которого изначально звучала как Копорский. И на это были веские основания. Ведь родился он на мызе Нежинской (в деревне Нежново) Копорского уезда, а крещен был в Копорье, отчего и получил первоначальную фамилию, которая позднее была изменена на Кипренский.
Рожденный в семье крепостных, Орест в малолетстве получил вольную и в 1788 году в возрасте пяти лет был отдан в воспитательное училище при петербургской Академии художеств.
В 1800–1803 годах он был награжден за успехи двумя серебряными и двумя золотыми медалями, получил аттестат 1-й степени и шпагу. А в 1805 получил большую золотую медаль Академии.
В 1812 году Орест Адамович Кипренский получает звание академика.
За казенный счет в 1816 году он отправляется за границу, несколько лет живет и работает в Италии. Его творения сравнивают с работами Рубенса, Рембрандта и Ван-Дейка.
Кипренский знаменит прежде всего как портретист. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное».
Художник скончался в Риме в 1836 году. Над его надгробием стоит стела с надписью: «В честь и в память Ореста Кипренского, самого знаменитого среди русских художников...»

 

«Я зрю здесь в радости довольствий общих вид...»

«Дать ему, Ломоносову, для работ к фабрике в Копорском уезде из Коважской мызы от деревни Шишкиной 136, из деревни Калищ 29, из деревни Усть-Рудиц 12, от мызы Горья Валдай, из деревни Перекули и Липовой 34 — всего 211 душ со всеми к ним принадлежащими по описным книгам землями», — гласит именное повеление от 15 марта 1753 года.

Все эти названия, упоминаемые в документе 18 века, хорошо знакомы сосновоборцам — ведь это наши ближайшие окрестности.
Жизнь великого русского ученого, поэта, общественного деятеля была почти полных 12 лет тесно связана с Усть-Рудицей — с середины 1753 года и до самой смерти.
Создание усть-рудиц­кой фабрики Ломоносов рассматривал как естественное завершение своих «великих химических трудов».
Летом 1753 года Ломоносов принимается за устройство плотины (сооружение 60 м в длину и 3 — в вышину). Затем была построена и мельница для выполнения трех задач: пилить доски, шлифовать и полировать стекло, молоть зерно. Фабрика частично приступила к работе уже в 1754 году.
Несмотря на значительные хлопоты, которые выпадали на долю Ломоносова в связи с работой предприятия, он испытывал большое удовлетворение от своей деятельности: «Я зрю здесь в радости и довольствии общих вид. Где Рудица, вьючись сквозь каменья, журчит. Где действует вода, где действует и пламень, чтобы составить мне или превысить камень для сохранения геройских славных дел, что долг к отечеству изобразить велел».
Фабрика выпускала разноцветную столовую и парфюмерную посуду, фигуры для украшения садов, литые столы из окрашенного стекла); «галантерейные» вещи (запонки, камни к серьгам...). А с 1761 года — «разноцветные мозаичные составы» для украшения комнат во дворце императрицы в Ораниенбауме. Продукты фабрики были столь высокого качества, что они использовались для ценных подарков высокопоставленным особам.
За короткое время Ломоносов сумел создать столь совершенные сплавы для мозаики, что специалистам следующего, 19 века при попытке реставрировать мозаичные картины так и не удалось воспроизвести краски и качество материала.
К сожалению, фабрика в Усть-Рудице ненадолго пережила своего создателя. Во время Великой Оте­чественной войны и сама деревня Усть-Рудица была практически стерта с лица земли.


Наша лесная газета

Виталия Бианки, наверное, знают все. Кто не читал в детстве его рассказы о природе? Но, зачитываясь «Лесной газетой», я как-то в свои малые годы вовсе не интересовалась биографией автора. Поэтому позднее настоящим открытием стало то, что, оказывается, рассказывал писатель не просто о близкой и знакомой природе средней полосы, а конкретно — о нашей природе.


Да, Виталий Бианки много поездил по стране, но в детстве сын ученого-орнитолога Валентина Бианки проводил летние месяцы в деревне Лебяжье, где полюбил на всю жизнь лес и его обитателей, наше неброское побережье. Сюда же он вернулся позднее, уже взрослым.
Самой знаменитой книгой Бианки стала, несомненно, уникальная «Лесная газета», издававшаяся множество раз на разных языках. На ее страницы попадало все, что происходило в природе. Здесь можно найти сообщение о страшном обвале снега на беличий домик (все обошлось!); заметку о гадюке, принимающей солнечные ванны, новость о том, что «птицы валом валят с зимовок»; описание лесного майского оркестра и танца журавлей на болоте и даже уголовную хронику.
Бианки написал более трёхсот рассказов, сказок, повестей и статей, которые вошли в 120 его книг, напечатанных общим тиражом в 40 миллионов экземпляров. Его жизнь не была легкой — войны, аресты, ссылка, больное сердце. Но все это не повлияло на его удивительное отношение к природе, поразительное мироощущение, которое писатель сумел передать в своих книгах.

Нина Князева

Яндекс.Метрика