Состояние средней тяжести

Проблемы ЦМСЧ-38 выходят за рамки Соснового Бора

10.11.2010  -  00:00

 Несмотря на глубину медицинских проблем, рождение ребенка — всегда самый большой праздник. (Фото Юрия Шестернина, архив «Маяка») Несмотря на глубину медицинских проблем, рождение ребенка — всегда самый большой праздник. (Фото Юрия Шестернина, архив «Маяка») О нехватке кадров в центральной медико-санитарной части № 38 известно уже давно, «Маяк» также неоднократно рассказывал об этой проблеме. Но, пообщавшись с разными должностными лицами в процессе подготовки этого материала, мы пришли к выводу, что вопрос гораздо обширнее и серьезнее, чем просто дефицит кадров в сфере городской медицины...

«Есть некогда» Изначально речь шла о положении дел в роддоме, как наиболее важном и конфликтном, особенно последние годы, участке ЦМСЧ № 38. И дело не только в низкой зарплате — а ставка начинающего медика составляет смехотворные 5 тысяч рублей, со всеми добавками выйдет максимум 10. Впрочем, так было и раньше. Как гласила шутка советских врачей, «на одну ставку есть нечего, а на две — некогда». Почти всем приходилось брать ночные дежурства или дополнительную нагрузку, чтобы иметь достойную оплату. Сейчас средний врач, с некоторым профессиональным стажем и дополнительными сменами в государственных учреждениях может зарабатывать и 20–25 тысяч, но все это нормально, когда есть свое жилье. Если его нет, большую часть придется отдать на съем квартиры. И это — главная причина, почему к нам не едут работать молодые специалисты. А служебное жилье медикам не положено. Возможно, частично остроту вопроса с жильем для медиков снимет планируемое выделение квартир в здании строящейся детской поликлиники, но, как сообщил «Маяку» глава администрации В. Голиков, речь может идти максимум о двадцати квартирах из 40 — остальные, скорее всего, получат сотрудники милиции и образовательных учреждений. Заселить их предполагается не раньше лета следующего года. Кадры, как всегда, решают все Впрочем, ближе к кадровой проблеме. Пообщавшись с заведующей сосновоборским роддомом О. Громовой, можно сделать неутешительный вывод. Если сейчас вопрос с высшим и в особенности средним медицинским персоналом стоит достаточно остро, но еще терпимо, то уже через несколько лет он грозит стать катастрофическим: работать будет просто некому. Ибо молодежь решительно не хочет идти сюда работать, а те из недавних выпускников мединститутов, кто все же попадает в наш город, очень быстро уезжают обратно или остаются после ординатуры в Москве и Петербурге. По словам заместителя начальника ЦМСЧ № 38 по кадрам и социальным вопросам Ж. Шульженко, сейчас штат врачей в нашей медсанчасти укомплектован на 72%, а среднего медицинского персонала — на 74%. И это, кстати, лучший показатель в Ленинградской области, а в среднем по стране у государственных учреждений эти цифры еще скромнее — 70%. Но здесь надо учитывать, что около 40% медиков — специалисты пенсионного возраста. Ежегодно в медико-санитарную часть приходят 8–10 молодых медиков, однако при штатном составе 1200 человек этого крайне недостаточно для постепенной замены кадрового состава квалифицированных специалистов. Когда некоторые кандидаты присылают свои резюме в отдел кадров медсанчасти, то заявляют требования по зарплате начиная с 50 тысяч рублей (!). Большинству из желающих трудоустроиться необходимо жилье. Среди самых дефицитных специалистов, по словам начальника ЦМСЧ № 38 А. Клименко,— участковые врачи-терапевты, врачи-эндокринологи, ане¬стезиологи-реаниматологи, эпидемиологи, офтальмологи. Из среднего медицинского персонала больше всего не хватает медсестер с подготовкой по операционному делу, акушерок. А ведь на руках врачей и сестер-акушеров держится все родильное отделение. Показательный факт — за последние несколько лет в наш роддом не пришло ни одного нового акушера. Пока ситуацию спасают приезжающие в наш город медики-жены военнослужащих и специалистов промышленной сферы, устраивающихся на работу по контракту, а в будущем можно рассчитывать на закончивших по целевым направлениям местных студентов. Останутся ли они в городе, или уедут вслед за мужьями в другой гарнизон, или соблазнятся более выгодными условиями в частных клиниках, которые поочередно открываются в Сосновом Бору? Кому здесь работать? Но, если вновь вернуться к положению дел в роддоме, все выглядит гораздо тревожнее. Как отмечают опытные врачи, молодежь просто... не хочет работать в этой сфере медицины. Потому что слишком тяжело физически и морально и очень обременительно с точки зрения ответственности. Ведь сегодня в каждом случае реальной или мнимой вины медиков (а доказать ее обычно крайне сложно, на это могут уйти годы — как в случае с шумной историей в роддоме, где уголовное дело тянется три года) им грозит вполне реальное судебное преследование, а ситуации у пациентов бывают сложные и неоднозначные. Тем более у рожениц — эта сфера медицины во все времена считалась самой рискованной и опасной. В ситуациях, когда решения нужно принимать мгновенно, а ответственность огромная, причем сразу за две жизни, зачастую молодые сотрудники просто теряются и не выдерживают нагрузки. Есть несколько примеров, когда пришедшие работать в наш роддом начинающие врачи увольнялись и уходили в обычные клиники, где при том же объеме нагрузки куда спокойнее и безопаснее. А после получения диплома врача многие выпускники вовсе идут работать косметологами в салоны красоты. И трудно их за это судить — все хотят жить достойно и без лишней нервотрепки. Работать же на самых ответственных и трудных участках продолжают опытные, но уже старые кадры. Но при таком подходе через 5–10 лет нас некому будет лечить! И эта проблема гораздо серьезнее, чем простая нехватка жилья и низкая зарплата. Речь сегодня идет о тотальном размывании профессионального мастерства, нежелании отдавать всего себя пациентам и катастрофически низкой моральной составляющей врачебного дела, когда больных людей, которые полностью вверяют врачам свое здоровье и жизнь, те цинично «разводят» на деньги или банально обманывают. Как быть дальше в этой ситуации, пожалуй, сегодня не знает никто. Хочется верить в лучшее, ведь как говорится в известном латинском изречении (древнем и священном языке медиков всего мира): Dum spiro spero — «Пока дышу — надеюсь».

Комментарии

Загрузка комментариев...