Старт в большую жизнь

История ЛАЭС — глазами одного из первых основателей

22.12.2008  -  00:00

 А. Еперину, проработавшему многие годы директором ЛАЭС, есть что вспомнить (Фото Юрия Шестернина) А. Еперину, проработавшему многие годы директором ЛАЭС, есть что вспомнить (Фото Юрия Шестернина) В эти дни в нашем городе торжественно отмечается знаменательное событие — 35-летие пуска первого энергоблока Ленинградской АЭС. Накануне этого знакового в истории Соснового Бора события наш корреспондент А. Стаселько встретился с Анатолием Павловичем Епериным — ныне научным руководителем, первым заместителем директора Института ядерной энергетики, филиала Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, а с 1971 года — главным инженером Ленинградской АЭС. Интервью с А. Епериным мы публикуем сегодня.

— Анатолий Павлович, какие чувства испытывали участники пуска первого энергоблока ЛАЭС? — Среди его участников было немало тех, кто участвовал в пусках уран-графитовых канальных реакторов, как промышленных прямоточных, так и двухцелевых в Челябинске-40, Томске-7, Красноярске-26. Но строительство и пуск энергоблока с реактором РБМК-1000, номинальной мощностью один миллион киловатт,— это стало событием, аналогов которому еще не было. Каждый участник пуска понимал, что присутствует при рождении большой атомной энергетики страны. Особенностью первого блока Ленинградской АЭС являлось то, что все основное оборудование изготовлялось впервые. Не было, естественно, и опыта его монтажа и эксплуатации. Решение сложнейшей задачи строительства, пуска, а в дальнейшем и вывода блока на проектную мощность стало возможным благодаря творческому, деловому содружеству ученых, проектировщиков, конструкторов, коллективов предприятий-поставщиков оборудования и, конечно же, строителей, монтажников и эксплуатационников. — А кто непосредственно осуществлял пуск энергоблока? — Его пуск, как, впрочем, до этого и физпуск реактора, выполняли специалисты Ленинградской АЭС. Вначале эти ответственные работы хотели осуществить представители Курчатовского института, но мы настояли, чтобы и физпуск реактора, и пуск энергоблока доверили нашим специалистам, имевшим опыт работы на уран-графитовых реакторах на комбинатах в Сибири и на Урале. Дальнейшие события показали, что это было правильное решение. — Анатолий Павлович, успешный пуск первого энергоблока Ленинградской АЭС, образно говоря, дал старт бурному развитию большой атомной энергетике страны. Вслед за ЛАЭС энергоблоки с реакторами РБМК-1000 вводились на многих других атомных станциях. Но потом грянул Чернобыль, и эти реакторы подвергли анафеме как у нас в стране, так и за ее пределами. Причем в эпицентре критики оказалась Ленинградская АЭС, во-первых, как старейшая с реакторами РБМК, во-вторых, в силу своего географического положения. — Тема Чернобыля — это тема отдельного разговора. Скажу только одно: там было сделано много отступлений от регламента, было потеряно управление нейтронным полем реактора в переходном режиме. Но через четыре года после Чернобыльской трагедии, кстати сказать, по инициативе наших сосновоборских специалистов, был проведен международный конкурс на лучший реактор. Напомню, что по его итогам лучшим был признан МКЭР-1000 — реактор канального типа. Что касается ЛАЭС, то на ней после Чернобыля было сделано очень многое для совершенствования систем безопасности. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на выводы международного форума «10 лет после Чернобыля: аспекты ядерной безопасности». Форум проходил в 1996 году в Вене, и я был среди его участников. В выводах, сделанных форумом, в частности, говорилось: «Программа модернизации, выполненная в настоящее время на Ленинградской АЭС, представляет собой хороший пример того, что такие программы являются выполнимыми, если есть финансовые ресурсы, а также, если проблемам безопасности уделяется должное внимание». — Анатолий Павлович, вы были одним из инициаторов начала работ по продлению сроков эксплуатации энергоблоков с реакторами РБМК-1000. — Кроме понимания возможности и необходимости этих работ нужны были и средства для их осуществления. А финансовое положение предприятия тогда было крайне сложным. И тем не менее работы по продлению сроков эксплуатации энергоблоков были начаты. Время доказало правильность принятых тогда решений. — Началось сооружение ЛАЭС-2. Что бы вы, Анатолий Павлович, пожелали участникам строительства нового атомного электрогиганта? — Использовать, насколько это возможно в нынешних условиях, опыт, накопленный при возведении ныне действующей ЛАЭС, когда проектировщики, строители, монтажники и эксплуатационники работали в теснейшем контакте с самого начала сооружения станции. Уже сейчас нужно думать о кадрах, которым предстоит трудиться на будущих энергоблоках. А также не забывать о дальнейшем развитии инфраструктуры Соснового Бора. Он обрел свой нынешний облик во многом благодаря строительству ЛАЭС. Хотелось бы, чтобы эта практика была продолжена при сооружении ЛАЭС-2. Тем более, что в соответствии с нормативными документами более 10 процентов сметной стоимости объекта использовалось на строительство жилья и объектов соцкультбыта. — Что бы вы хотели сказать, Анатолий Павлович, в заключение нашей беседы? — Хочется от души поздравить ветеранов-проектировщиков, строителей, монтажников и эксплуатационников — участников сооружения ЛАЭС — со знаменательным не только для нашего города, но и страны событием — 35-летием пуска ее первого энергоблока, а всех энергетиков города с наступающим профессиональным праздником. *** 21 декабря 1973 года в 16 часов 20 минут генератор № 2 энергоблока № 1 ЛАЭС был синхронизирован с системой Ленэнерго, и после его устойчивой работы в течение 72 часов на мощности 150 мВт Государственной комиссией был подписан акт о сдаче Ленинградской атомной электростанции в опытно-промышленную эксплуатацию. Книга «Ленинградская АЭС. Годы, события, люди», стр. 233

Комментарии

Загрузка комментариев...