Взрыв во имя мира

04.09.2019  -  16:24

70 лет назад, 29 августа 1949 года, на Семипалатинском полигоне в Казахстане была взорвана первая советская атомная бомба.

Взрыв во имя мира

Взрыв во имя мира

04.09.2019  -  16:24
Вот что сказал о значении этого события не только для нашей страны, но и мира в интервью газете «Известия» 23 июля 1988 года академик А. А. Александров.
«Сомнения у наших ученых, конечно, были. Живые же мы все люди! Но все-таки разные моральные проблемы стояли перед американскими учеными и перед нашими. Итог их работы-Хиросима. Наша бомба никого не убила, но предотвратила крупномасштабный атомный пожар. По сути уже речь Черчилля в Фултоне была призывом к ядерной войне против нас.
Затем был разработан и утвержден президентом США план такой войны. Дата атомного нападения на СССР намечалась на 1957 год. Планировалось на территории нашей страны взорвать в общей сложности 333 атомные бомбы и уничтожить около 300 городов».
Итак, по мнению американских стратегов, для уничтожения трехсот наших городов требовалось 333 бомбы (судя по цифрам, на некоторые города их планировалось сбросить несколько).
При этом американцы не опасались возмездия — по их расчетам нам для создания атомного оружия было необходимо 15–20 лет. Не будем забывать, что планы подобных людоедских бомбардировок разрабатывались в стране, которая считала и продолжает считать себя защитницей прав человека и оплотом гуманизма. И эти с позволения сказать гуманисты не дрогнувшей рукой сбросили в августе 1945‑го года атомные бомбы на мирных жителей японских городов Хиросима и Нагасаки, где погибло и стало калеками около полумиллиона (!) человек.
Нетрудно представить, как повернулось бы колесо истории, сохрани США монополию на атомное оружие. Но этого не произошло. Две недели спустя, после бомбардировок японских городов, при Государственном комитете обороны СССР был создан специальный комитет, на который возлагалось руководство всеми работами по использованию энергии урана.

Так начинался Средмаш 

Министерство среднего машиностроения, учитывая его уникальность и значимость, называли государством в государстве. Но все это было в будущем, а в 1945‑м, когда начиналась работа по созданию советской атомной бомбы, не было даже такого министерства, а ее творцам предстояло преодолеть множество трудностей.
Только что закончилась война с Германией, основную тяжесть которой вынесла наша страна. Половина ее лежала в руинах, а миллионы тех, кто мог пахать и сеять, строить, плавить металл и растить детей, лежали в братских могилах от Сталинграда до Берлина.
Создание атомной бомбы требовало громадных финансовых, материальных и трудовых затрат.
Если их избежать, это стало бы существенной поддержкой разрушенного войной народного хозяйства. Но выбора у руководства страны не было. По большому счету речь шла о том, быть или не быть нашему государству. Заокеанских ястребов могла остановить только атомная бомба. И взрыв на Семипалатинском полигоне известил мир о том, что монополии США на атомное оружие пришел конец.
В дальнейшем было испытание водородной бомбы, которое мы провели раньше американцев, достижение ядерного паритета, подписание соответствующих документов.
И вот уже 70 лет ядерный щит надежно прикрывает нашу Родину, охлаждая не в меру горячие головы. Здесь уместно напомнить строки стихотворения, которые адресовались их предшественникам, но актуально звучат и сегодня: оборона наша честь/дело всенародное/бомбы атомные есть/есть и водородные.

Великие без фамилий 

Так творцов ядерного щита назвал Роберт Рождественский. И это не было поэтическим преувеличением. Разве не великим было дело, которому они себя посвятили, отдав ему годы жизни, знания, опыт, а зачастую и здоровье!
Великие без фамилий жили в городах, которых не было на картах, работали на предприятиях, о трудовых успехах которых газеты не писали.
Но одно исключение было сделано — для сообщения об успешном испытании атомной бомбы. Ее создателям вручили ордена и медали, Сталинские премии. Но фамилии награжденных газеты не сообщили.
Челябинск‑40, где начинался Средмаш, получил название химкомбинат «Маяк», и стал кузницей кадров для предприятий министерства среднего машиностроения. Сосновый Бор не исключение.
Именно здесь, когда начиналось строительство Ленинградской атомной станции, высадился десант специалистов‑участников создания ядерного щита. Первым на сосновоборскую землю ступил директор будущей АЭС В. Муравьев. До этого Валентин Павлович был начальником реакторного цеха в Челябинске‑40, а затем 12 лет — в Красноярске‑26.
Время не повернуть назад. Их, участников создания ядерного щита, уже нет среди нас. Но их фамилии, память о том, что они совершили, должны остаться в истории города.

При подготовке этой публикации к печати использованы:
Сборник «Историю пишем сами», книга «Железногорск» (это современное официальное название города, известного ветеранам Средмаша как Красноярск‑26), книга «Северное управление строительства-путь длиною в 30 лет», «Российская газета. Неделя» (ноябрь 2018 года № 44, статья «Полет имени Курчатова»).


Комментарии

Загрузка комментариев...