Жизнь и смерть египетских фараонов

07.12.2009  -  00:00

В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы... Может быть, где-то в глубине континента так оно и есть. Но на самом севере, в Египте, вместо акул в море плавают дельфины, тропических горилл заменяют пустынные верблюды, а по мутным водам Нила вместо ужасных крокодилов плавает не менее ужасный мусор. Зато больше нигде (не только в Африке, но и во всем мире) не найдешь столь древних свидетельств жизни человека разумного. Нельзя побывать в Египте и не посмотреть на то, как жили (и умирали) фараоны.

Через весь Египет несет свои воды великая река Нил. Широкий, как Нева в нижнем течении, он дарит жителям поистине живительную влагу. Вся жизнь страны сконцентрирована в его долине — шести процентах территории. Здесь, в долине Нила, издревле строились города. Я направляюсь в один из них — вторую столицу Египта, древние Фивы. Теперь это мусульманский город Луксор. Покосившиеся домишки. Люди в свободных длинных одеяниях с чалмами на головах. Женщины закутаны с ног до головы в черное. Тихие, неприметные. Но на лице одной из девушек с удивлением вижу «боевую» раскраску: вызывающе яркая помада, румяна, тени... Да, истинную красоту ни под каким черным платком не спрячешь. Вот и храмовый комплекс. К нему тянется небольшая аллея сфинксов с непривычными для нас головами овнов. Когда-то эта аллея соединяла Луксорский и Карнакский храмы, составляя почти три километра, а теперь погребена под песком, на котором выросли дома. Но археологи твердо намерены высвободить сфинксов из песчаного плена и возродить аллею. Почему-то никак не отделаться от мысли, что я все это уже когда-то видела: стены из грубых каменных блоков, обелиски с выбитыми на них иероглифами, огромные колонны... Ну, конечно же, видела. По телевизору. Только картинка не могла передать жаркий сухой воздух пустыни (это несмотря на то, что нахожусь в благодатной долине Нила да еще в самое прохладное время года) и непередаваемый, неповторимый аромат старины. Избитое выражение — «здесь все буквально дышит стариной» — в этом древнем храме становится подлинным выражением происходящего. Кажется, что стены пропитаны запахом древности так же, как испещрены изображениями фараонов и иероглифическими записями об их подвигах. Кажется, что на этих камнях отпечаталась история минувших тысячелетий. (Опять штамп. Куда от них деваться?) И рядом с этими застывшими свидетельствами былой славы и величия бурлит современная жизнь — толпы туристов фотографируются в обнимку с колоннами, панибратски теребят гривы сфинксов, раскрыв рты слушают рассказы египетских гидов. Напоследок любуюсь на самый высокий из обелисков, принадлежащий единственной женщине-фараону, царице Хапшесут. И снова сажусь в автобус, чтобы отправиться к месту вечного упокоения легендарной царицы. На набережной Нила красуются прекрасные отели, у причалов — роскошные круизные лайнеры. Но переплывать священную реку мы будем на крошечной фелюге. Наверное, на такой же плавали древние египтяне. На борту арабский мальчик выпрашивает чаевые. Зажав в смуглой ладошке фунт, переключается на других пассажиров. А вдоль трапа уже выстроилась вереница мальчишек с протянутыми руками: «Дай доллар!», «Дай доллар!», «Дай доллар!». На берегу эстафету подхватывают взрослые арабы: «Купи кошку!», «Купи кошку!». Это о богине Баст в образе кошки. Да, потомки египтян наплевательски относятся к древним верованиям. Западный берег — город мертвых. Когда-то здесь жили только бальзамировщики мумий, а теперь — обычный город. Покой гробниц стерегут два каменных колосса Мнемона. Туристы, конечно же, спешат сфотографироваться рядом с суровыми стражами. В долине царей спрятаны гробницы фараонов. Мумию Тутанхамона нам не показывают, но можно спуститься в несколько пустых гробниц, чтобы внимательно рассмотреть, как была устроена система подземных коридоров, ложных и настоящих камер. Впечатления от экскурсии не самые приятные — хоть и с тысячелетней историей, но кладбище все-таки. Самое яркое впечатление: фрески на стенах гробниц. Краски такие, что кажется — их нанесли только вчера. Последнее из мест упокоения принадлежит уже хорошо знакомой по обелиску в луксорском храме царице Хапшесут. Она была фараоном, носила мужскую одежду и накладную бороду. Поэтому и похоронена не в долине цариц, как полагалось согласно полу, в а в долине царей — по рангу. Зато в отличие от мужчин женщина–фараон предпочла не прятаться после смерти в подземных туннелях, а приказала вырубить в скале огромный мавзолей. Неподалеку еще имеется долина цариц. Но, пожалуй, с меня уже достаточно древней истории. За Нил падает красный круг солнца, стремительно темнеет и холодает. Пора ехать обратно.

Комментарии

Загрузка комментариев...