Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Звонок, как надежда

05.10.2017  -  13:08

Звонок, разговор, снова звонок. Интервью с консультантом детского «телефона доверия» периодически прерывается телефонными беседами. По ту сторону трубки, как правило, находится человек со своей проблемой. Каждая индивидуальна. Как и разговор. Он может длиться и минуту и час. Иногда человеку просто хочется рассказать о своей проблеме, и ему совсем неважно, что ему скажут в ответ. Тогда он или она набирает номер 8–800–2000–122, а дальше слышит голос психолога, который для некоторых является надеждой на то, что после беседы станет намного лучше. С тех пор, как в Сосновом Бору заработал «телефон доверия» каждый месяц на него поступает более тысячи звонков. С какими проблемами обращаются люди? Об этом «Маяку» рассказала консультант «телефона доверия». Её служебное положение не позволяет назвать её имя и фамилию.


— Сколько сегодня было звонков, можете вспомнить?

— Мне не надо вспоминать. Есть журнал записей. Сегодня было 11 звонков.

Звонок.

— Можете сказать, от кого был этот звонок: от ребенка или взрослого?
— По этому звонку не могу сказать. А в целом звонят и дети, и взрослые.

— А зачем по детскому телефону доверия звонят взрослые?
— В основном по вопросам воспитания. А дети звонят с разными вопросами. Иногда узнать, как у консультантов дела. Или рассказать о своих трудностях: что-то не ладится с друзьями, одноклассниками, учителями. Летом, когда дети в лагерях, говорят о проблемах с вожатыми. Всегда волнуют отношения с родителями. Подростковый возраст. Иногда звонят мамочки совсем маленьких детей. Детский сад впереди — будут звонки об адаптации к детскому саду. Спектр вопросов очень широк.

— А вы давно работаете на телефоне доверия?
— Года четыре — честно говоря, точно не помню.

— А можете сравнить себя начинающую и теперешнюю, опытную? Что изменилось?
— Я работаю по профессии — я психолог. Консультирование по телефону, конечно, отличается от консультирования вживую. Ты же развиваешься с годами. Как профессионал. По телефону доверия может поступить до ста звонков беспрерывно. И все разные. Так что научилась переключаться, многозадачности. Нужно одновременно успеть и зафиксировать, и ответить. Наверное, научилась не реагировать, легче относиться к психически больным людям. Иногда им надо просто дать выговориться, и положить трубку.

Звонок.

— Какого возраста дети звонят чаще?
— Наверное, лет 10–13. Начало такого подросткового, шаловливого возраста. Звонят с простыми вопросами. Лет в 16–17 звонят уже с серьезными вопросами. Разговоры с ними могут длиться по сорок минут, по часу.

— Больше мальчики или девочки?
— Я такой учет не веду. Мальчишки больше на спор звонят — друг перед другом. Девчонки больше по серьезным вопросам звонят.

— У вас есть постоянные клиенты?
— Лично у меня нет, а у телефона есть. Среди тех же психически нездоровых людей. У других консультантов, возможно, есть свои клиенты. Есть люди, которые периодически звонят и совпадают со сменой. Или поступает звонок, когда в ходе беседы выясняешь, что уже с человеком общался. И ему приятно, что не надо по третьему разу рассказывать свою историю.

— А как вы представляетесь по телефону?
— У меня есть псевдоним, которым я представляюсь, если это интересует позвонившего.

— Помогает ли вам в отношениях со своими близкими опыт психолога?
— Традиционный вопрос. Я бы сказала, что в каких-то моментах помогает, потому что мне проще понимать причинно-следственную связь каких-то конфликтных ситуаций или спорных моментов. Мне понятно, что это не человек так плохо себя ведет, а меня задевает его поведение. А когда-то мешает. Я дома стараюсь не быть психологом.
В первую очередь я человек, женщина — жена, мама. Если всё время переводить все на профессиональную деятельность, получится, что я не отдыхаю. А домой я прихожу после 12‑часовой смены для того, чтобы отдохнуть, заняться домашними делами, семьей, не думая о сложных проблемах. Для этого у нас есть супервизии, на которых мы делимся непонятными случаями, разбираем.

— В какое время суток больше звонят?
— Дневные и ночные смены — это разные вещи. Если днём, то чаще после обеда, когда заканчиваются школьные уроки, хотя и во время уроков умудряются звонить — иногда слышно, как учитель что-то говорит. Вечером, часов с 8 до 10. После полуночи звонят либо взрослые, либо те, кому просто скучно.

— Удается хоть немножко поспать во время ночной смены?
— Я бы не назвала это сном. Физиологически человек привык ночью спать, особенно с трех до пяти клонит в сон. Но всегда настороже, и слышишь звонок. Как у любой женщины встроенный инстинкт, когда от посторонних звуков вздрагиваешь.
Помимо физической усталости после смены, наверное, накапливается и эмоциональная усталость? Как вы с ней справляетесь? Удается ли отделить от себя эти эмоции?
Тяжеловато, конечно. Иногда сомневаешься, смог ли ты все корректно сделать во время звонка, бывают срывы на линии. Для этого существуют супервизии. Но с каждым годом работы учишься разделять рабочие моменты. Даже физически тяжело 12 часов находиться в кабинете, неважно, день это или ночь. Домашние к этому относятся с пониманием. Просто спрашивают: устала? Хорошо, когда семья поддерживает. Работа напряженная.

— Бывают такие звонки, когда сочувствие так переполняет, что хочется тут же бежать на помощь?
— Бежать, конечно, не реально. Но сочувствие и сопереживание — это одни из основных качеств психолога. И если действительно меня переполняют эмоции, я говорю, что меня очень тронула эта ситуация. Чем можно помочь? Иногда дать какие — то дополнительные телефоны, подсказать какие-то нюансы. Предложить человеку пойти на личную консультацию психолога.

— У вас на столе стоит бутылочка с водой. Но кроме как попить человеку за двенадцать часов нужно поесть и в туалет сходить. Вам разрешено отлучаться из кабинета?
— Конечно, я могу пойти перекусить в комнате отдыха или спуститься в столовую. Иначе за 12 часов… Могу выйти на улицу подышать свежим воздухом. Я предупреждаю, что должна отлучиться. Просто так бросить телефон я не могу. Кто-то должен подменить.

— А на вашу работу можно куда-то пожаловаться?
— Бывает, что люди чем-то недовольны, считают, что мы некачественно или не профессионально работаем. Это их право. Есть сайт телефона доверия, Министерство здравоохранения, Роспотребнадзор. Пусть жалуются. Но нужно понимать, что я не могу приехать и реально помочь человеку, который позвонил.

— Со своими коллегами вы встречаетесь только на супервизии?
— Почему? Мы видимся, когда сдаем смену, принимаем. На супервизиях мы обсуждаем организационные и профессиональные моменты.

— Часто ли вам говорят, что звонят и Соснового Бора?
— Обычно не говорят, откуда звонок. Но были местные звонки, когда в разговоре проскальзывал Сосновый Бор. В основном это звонки по Северо-Западу, но бывают и из других — Москвы, Липецкой области, Калининграда был даже Владивосток. Наша система устроена так, что сначала идет дозвон по региону, а если заняты все операторы по региону, начинается поиск ближайшего свободного оператора.

— А вы расскажете о самом запомнившемся звонке?
— Некоторое время назад звонила одна мама по поводу сексуального воспитания дочери подросткового возраста, на удивление очень адекватная в такой тонкой и щекотливой теме. Родители, воспитанные в советское время, не разговаривают со своими детьми на эти темы. Им проще подсунуть книжку или отделаться общими фразами. И меня удивило, что эта мама готова разговаривать со своей дочерью, дочь ее слышит, и мама не считает это чем-то запретным, постыдным и спокойно говорит слово «секс». Большинству не то что родителей, взрослых, сложно разговаривать про отношения. Я ей сказала, что здорово, что есть такие родители.

— Не могу не спросить: приходилось работать в новогоднюю ночь?
— Мне везло! У меня были смены только с 30‑го на 31‑е. Не могу вспомнить, было много звонков или мало — среднее количество. Наверное, их число больше зависит от времени года.

— Больше всего осенью?
— Еще весной и когда, грубо говоря, лето не удалось. Нормальным летом, когда дети в основном в лагере или у бабушки, уже не по 50 звонков каждый день. Сейчас начнется учебный год, и сразу станет больше. Каждый год так: весной по окончании учебного года и осенью — в начале.

— А поступление?
— Больше звонили в мае, когда выпускные. Еще первая сессия влияет на число звонков, когда стало понятно, что ребенок смог или не смог учиться. Звонят или сами студенты, либо родители.

— А вы их успокаиваете: все пройдет!
— Конечно, всё пройдет. Итог жизни у всех один. По крайней мере, бессмертных я не видела. В процессе работы много с чем приходится сталкиваться. Синий кит, например. Очень много звонков было, очень много, потому что эту тему муссировали. Звонили родители в панике, что увидели у детей ВКонтакте эмблему. Звонили педагоги, рассказывающие о каких-то ситуациях со смертельным исходом в параллельном классе или соседней школе.

— А в вашем журнале для чего ведется учет, кто его проверяет?
— В конце каждого месяца отдается отчет о количестве звонков, их тематика. Статистические данные отсылаются в наш комитет соцзащиты и по Ленинградской области. Чтобы понимать, что происходит с детьми.

— Как вы считаете, как оплачивается ваша работа. Хорошо, не очень, могло бы и лучше?
— Скажем так, мы получаем по факту оказанных услуг — по договору. У нас нет премий или больничных.

— Это зависит от числа звонков?
— Нет, от количества дневных и ночных смен — рабочие часы. Я считаю, что весь «бюджет» в социальной сфере оплачивается низко, на уровне неквалифицированного труда. Моя зарплата, грубо говоря, сопоставима с зарплатой грузчика, даже меньше.

Кстати
В апреле 2014 года Центр социально-психологической помощи присоединился к работе «телефона доверия» 8-800-2000-122. Чуть больше, чем за год специалисты приняли около тысячи звонков, в основном — с территории Северо-Запада. Федеральный телефон доверия работает круглосуточно, звонок на него — бесплатный, а обратившийся может сохранить анонимность.
По «телефону доверия» можно рассказать о насилии и жестокости, жестоком обращении, и даже о суицидальных мыслях, и получить помощь: поддержку психолога или совет, где могут помочь с решением проблемы.

Поделитесь:
Яндекс.Метрика