Вход
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрация
Зарегистрироваться
Логин (мин. 3 символа):*
Email:*
Номер телефона:*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Имя:*
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

icon

Войти

|
Регистрация
logo

Если поступит сигнал о начале эвакуации...

20.06.2013  -  00:00

«В городской прессе идет обсуждение строительства у нас ПЗРО (пункта захоронения радиоактивных отходов — Ред.). А я думаю, что надо ставить вопрос о закрытии действующих радиационно опасных объектов...». Так начинается письмо в редакцию, присланное нашим читателем Е. Е. Вакуленко. А дальше он приводит примеры отношения к вопросам радиационной безопасности в нашем городе. С этим письмом корреспондент пришел к заместителю главы администрации по безопасности и организационным вопросам Андрею Калюжному с просьбой прокомментировать все беспокоящие автора (а мы полагаем — и очень многих жителей Соснового Бора) вопросы.

Если поступит сигнал о начале эвакуации...
Если поступит сигнал о начале эвакуации...
Поэтому это интервью построено не совсем обычно, в нем заместитель главы комментирует претензии читателя «Маяка», лишь в некоторых случаях уточненные корреспондентом.

— Все наши опасные объекты размещены в районе трассы военных самолетов, проходящей между аэродромом «Сиверский» и полигоном на Финском заливе. Еще один такой объект только увеличит вероятность аварии при возможном падении самолета.
— Над городом проходит трасса не только военной, но и гражданской авиации, но это не относится к компетенции местных властей.

— Защитные укрытия в городе находятся в состоянии полной неготовности. Они не сданы в эксплуатацию, не финансируются и непонятно в чьей собственности находятся.
— Я бы не стал связывать состояние противорадиационных объектов с возможным строительством ПЗРО, которое не создает такой же потенциальной опасности, как, например, атомная станция. Не стал бы говорить и о том, что все радиационные укрытия в школах и жилых домах находятся в состоянии полной неготовности. Частичной — это да, не все сданы в эксплуатацию, не все достроены и оборудованы. Чаще всего это просто обычные подвалы, не оснащенные системами жизнеобеспечения и защиты от радиации. При этом население, работающее на потенциально опасных объектах, таких как ЛАЭС, НИТИ, «Радон», обеспечено противорадиационными укрытиями.
В последние годы большинство городских противорадиационных укрытий находится непонятно в чьей собственности. То есть формально — они в собственности Росимущества, а фактически — ни в чьей, поскольку переданы в управление без финансирования. Управляющие компании, не получая денег в этой части, не содержат их в надлежащем состоянии, и муниципалитет не имеет права что-то делать с этими объектами. Мы давно поднимаем вопрос с защитными сооружениями на федеральном уровне, но нас не слышат. Это не только в Сосновом Бору такая ситуация — у всех. У нас все еще не так плохо по сравнению с другими.

— Защитные средства находятся не у населения, а хранятся неизвестно где и непонятно в каком состоянии.
— Под защитными средствами, наверное, имеются в виду противогазы и респираторы. Но они и не должны находиться у населения. Многие помнят эксперимент, который был проведен в нашем городе, когда людям выдавали противогазы с уже заканчивающимся сроком эксплуатации, и считают, что у каждого в доме, без соответствующих условий хранения, должен лежать противогаз. Это заблуждение. По правилам защитные средства должны храниться в специальном мобилизационном резерве правительства Ленинградской области. Такой резерв создан. Противогазы в достаточном количестве для взрослого населения хранятся в Кингисеппе, а для детей создан избыточный запас противогазов и защитных детских камер на территории нашего города.

— Абсурд какой-то. Это же нелогично, держать средства защиты от потенциальной аварии на ЛАЭС в Кингисеппе. (Комментарий корреспондента)
— Я бы не был так категоричен. На информирование населения и разворачивание пунктов выдачи защитных средств требуется несколько часов, этого времени достаточно для того, чтобы доставить в город противогазы из мобильного резерва. План действий в чрезвычайных ситуациях отрабатывается на учениях. От того, что они будут лежать в городе, быстрее развернуть всю технологическую цепочку по выдаче все равно не удастся.

— Нет возможностей для эвакуации населения в случае аварий на опасных объектах. Железнодорожное сообщение на Котлы, Кингисепп, Гдов закрыто, а автодороги находятся в удручающем состоянии. Для вывоза людей нет необходимого автотранспорта.
— Существует план эвакуации населения города в случае радиационной аварии на ЛАЭС. Собственно говоря, эвакуация населения в мирное время предусмотрена только в этом случае. Аварии на других предприятиях, даже в НИТИ, это давно просчитано, не повлияют существенно на радиационную безопасность населения.
Это не значит, что в случае аварии на ЛАЭС должна быть проведена мгновенная эвакуация, на нее отводится примерно 12 часов. Железнодорожная эвакуация в сторону Котлов, Кингисеппа не предусмотрена в связи с малой мощностью этой ветки. План эвакуации предусматривает эвакуацию автотранспортом и спаренными электропоездами в направлении Ораниенбаума. При этом по железной дороге планируется вывоз не более 15 процентов населения.
Автодороги, действительно, находятся в удручающем состоянии. В какой-то степени это может повлиять, но не решающим образом. Автоколонны, как показывает опыт, не могут двигаться со скоростью выше 30-40 километров в час, поэтому разбитость дорог не повлияет существенно на их продвижение. Дороги надо ремонтировать. Но их надо ремонтировать и без мыслей о возникновении чрезвычайной ситуации, не превращая в ЧС обычную жизнь.
По плану для вывоза населения задействованы автопредприятия Санкт-Петербурга и Ленинградской области, обеспечение автотранспортом возлагается на правительство Ленинградской области, которое должно действовать по своему плану эвакуации в случае возникновения чрезвычайной ситуации на ЛАЭС. Наша задача — организовать эвакуацию и ждать транспорта, потому что мощность нашего АТП максимум 70–75 автобусов, это пять колонн всего. По опыту эвакуации Припяти было задействовано 750–800 автобусов, а всего по тридцатикилометровой зоне — около 1200 автобусов. В зависимости от радиационной ситуации, направления ветра предусмотрено три варианта размещения населения: Приозерский, Выборгский, Гатчинский районы.

— Большинство автотранспортных предприятий сейчас частные и могут отказаться посылать свои автобусы и водителей в зараженный радиацией город. Что об этом говорится в плане эвакуации? (Уточнение корреспондента)
— Скорее всего, будут привлекаться военные. Это тот случай, когда все средства хороши. Надо отметить и существенное отличие 1986 года от сегодняшнего времени — большое количество личного автотранспорта. С одной стороны, хорошо, что население получило возможность уехать из города на своих автомобилях. С другой — создается большая вероятность возникновения пробок. Слабая аналогия — утренняя ситуация на дороге в промзону. Любая авария парализует движение. Это всего несколько тысяч единиц автотранспорта, а при массовом выезде речь пойдет о десятках тысяч. Пока не удалось найти решения этой проблемы.

— Наши вокзалы не способны принимать и временно размещать население при эвакуации. Да что там, на них нет даже нормальных туалетов.
— Вокзалов у нас и нет, а на железнодорожных станциях никогда и не предполагалось размещение населения для эвакуации. Для этой цели предусмотрены сборные эвакопункты (СЭПы). В Сосновом Бору их 14, на базе общеобразовательных школ и общественных зданий, таких как СКК, «Малахит», ДК «Строитель».

— Наша ЦМСЧ № 38 не способна оказать эффективную помощь в случае аварии населению. Она не может это сделать даже при нормальной своей работе. А теперь уже и не предназначена для этого.
— Наверное, имеется в виду общее недовольство работой медсанчасти: раз в «мирное время» плохо работают, то чего ожидать при чрезвычайной ситуации? ЦМСЧ № 38 входит в структуру федерального медико-биологического агентства и как раз в первую очередь и предназначена для действий в чрезвычайных ситуациях, в том числе радиационных аварий.
Но надо честно сказать, что ни одна из имеющихся структур не способна решить задач чрезвычайной ситуации. Это как ливневая канализация. В обычное время вроде бы справляется, а пройдет очень сильный ливень, город «поплывет». Потому что ни одна канализация, даже самая лучшая, не справится с мгновенным сбросом большого количества воды. Также и при ЧС — все будут «захлебываться».

— Население не знает, как ему действовать в случае аварии (куда направляться, где получить защитные средства и т.д.). Учения и обучение не производятся.
— Частично могу согласиться. Частично — нет. На крупных социально-ответственных производствах проводятся и обучение, и тренировки. Проводится обучение в школах и детских садах. На остальных предприятиях и в организациях тоже должно проводиться обучение действиям во время ЧС, но это делается не всегда. Но следует и самим самообразовываться — сейчас любую информацию найти очень просто. Это важно в первую очередь для самих себя.

— Система оповещения населения в случае аварии неэффективна.
— На территории города действуют восемь сирен оповещения. При современных средствах связи о том, что заработали сирены, через 10-15 минут станет известно практически всему городу. Даже при коротких пробных запусках некоторые сосновоборцы начинают звонить друг другу, а если сирены будут гудеть непрерывно, жители станут сообщать об этом своим родным и знакомым.
Актуальна проблема отказа населения от радиоточек. Не желая платить 70–80 рублей в месяц, мы лишаемся не зависящей от электричества системы оповещения. Это небольшие деньги, но беспроводное радио осталось в основном лишь у пенсионеров — около пяти тысяч радиоточек.

Цитата
Андрей Калюжный, заместитель главы администрации по безопасности и организационным вопросам

«Хорошо, когда интересуются»

Это очень хорошо, что нашелся житель города, проявляющий интерес к вопросам безопасности. Большинство сосновоборцев, к сожалению, мало задумываются об этом. Даже студенты филиала Академии госслужбы, где я преподаю безопасность жизнедеятельности, будущие специалисты в сфере управления народным хозяйством, мало интересуются этими проблемами.

Как поступать в чрезвычайной ситуации

Если в городе в постоянном режиме заработали системы оповещения, сообщая о чрезвычайной ситуации, всем не задействованным в ликвидации ЧС жителям необходимо забрать своих детей из садиков и школ и направиться к себе домой, включить телевизор или радио и ждать дальнейших инструкций. При радиационной аварии следует принять одну таблетку йодистого калия (в крайнем случае, накапать шесть капель настойки йода в стакан молока или воды) для защиты щитовидной железы от радиоактивного йода. Необходимо закрыть все окна и двери, набрать в закрытые емкости запас воды и упаковать продукты в защитную пленку. Лучше оставаться в ванной комнате, более защищенной от проникновения радиации, ожидая сигнала о начале эвакуации.

Поделитесь:
Яндекс.Метрика