Вход

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Регистрация

При регистрации вы соглашаетесь с нашей политикой обработки персональных данных

icon

Войти

|
Регистрация
logo icon Частные
объявления
Справочник
Соснового Бора
Реклама
в “Маяке”

«Как-то опустело на душе, и я заплакал». Реальная история тяжело переболевшего коронавирусом

24.11.2020  -  18:01

Расскажите свою «коронавирусную» историю — с такой просьбой обратился «Маяк» к своим читателям и получил отклики. Рассказы переживших заболевание вы можете почитать в статье «Реальные «коронавирусные» истории, рассказанные читателями: «Нельзя паниковать!». И вот — новая история. Наш читатель Сергей в подробностях рассказал о том, что с ним происходило во время заболевания и что он переживал. Приводим его рассказ полностью.

«Как-то опустело на душе, и я заплакал». Реальная история тяжело переболевшего коронавирусом
«Как-то опустело на душе, и я заплакал». Реальная история тяжело переболевшего коронавирусом

Я заболел после майских праздников. Заразился как оказалось в последствие от одного из своих коллег по работе в пятницу, это потом и подтвердилось. В воскресенье утром почувствовал себя странно, вялость, ничего не хотелось делать. Съездил с женой в магазин, купили продуктов и после обеда очень захотелось спать. Спал часа два и проснувшись понял по ощущениям, что заболел. Подумал, что просто простыл. Померял температуру, было 37,3°C. Находились мы семьей на даче, я сказал, что надо ехать в город, мало ли что, если температура повысится. К вечеру уже в квартире температура выросла до 38,3°C. Выпил лекарства, навел морса и лег спать. Проснулся ночью от чувства тревожности, пошел на кухню, выпил еще морса и померял температуру, она составила 39,3°C. Принял жаропонижающее и лег в постель, странно что не потел и через час температура упала до 38,2°C. В понедельник вызвал врача, температура так и держалась на отметке 37,7-38,2°C. Легкое покашливание, тяжесть в голове. Врач приехала, послушала, сказала, что легкие чистые, написала диагноз ОРВИ, выписала что-то противоспалительное и жаропонижающее, сказала если температура не спадет до пятницы, то опять вызвать врача.

Температура до пятницы держалась на отметке 38,2°C. Появилось покашливание более сильное, исчез аппетит. Утром вызвал врача, врач пришла та же, что и в понедельник. Послушала легкие, сказала, что появился небольшой хрип и выписала антибиотик. Сказала ждать до понедельника и в случае ухудшения состояния вызвать врача.

В воскресенье жена, утром взглянув на меня, сказала, что я стал очень бледный и как-то осунулся, температура так и держалась 38,1-38,3°C. Вызвали родственника и на его машине я поехал с женой в приемный покой инфекционного отделения. На тот момент я уже знал, что коллега от которого я заразился лежит в этом же отделении с Ковидом. Принимала меня тот же врач, что и приходила ко мне на вызов. Я сказал, что плохо себя чувствую и температура не спадает. Тут же врач вызвала медсестру и у меня взяли кровь и сделали рентген. Анализ был готов в течение 30 минут, как и рентген. По его результатам меня приняли в инфекционное отделение. В палате мне поставили капельницу и сделали укол с жаропонижающим. Вообще в последствие температуру снижали только если она превышала 38,5°C. Мне ее снижали трижды. Вот как раз здесь в инфекционном отделении я и испытал потерю вкуса, вернее его изменение. Еда казалась очень горькой и пересоленной. Началась слабость, встать с койки и пройти в туалет 3 метра было тяжело.

В понедельник у меня взяли мазок, трижды ставили капельницы с антибиотиком, есть я вообще не ел, а вот пить хотелось очень много и постоянно, а во вторник медсестра, зайдя в палату сказала, чтобы я собирался и меня переводят в новое отделение. Я спросил куда, она ответила, что в роддом. Я уже знал, что там открыто Ковид-отделение, значит я все-таки заболел коронавирусом. Меня проводили до выхода, там уже стояла машина скорой. Уже когда я дошел до машины, а это всего 20 метров я очень устал, была одышка. Доехали до отделения, где я попал на второй этаж в палату где уже находился один больной. Сразу у меня измерили температуру, давление, сатурацию. Подошел врач и тут я уже увидел, как весь медицинский персонал был запакован в одежду, маски. Были видны только одни глаза, у врачей еще на шнурке висел телефон, так мы и отличали врачей от медсестер.

Аппетит так и не появился, хотя еду мне сразу принесли после приезда. Кстати еда всегда приносилась в пластиковых одноразовых контейнерах, которые выбрасывались в мусорный мешок тут же в палате, на утро мусорный мешок забирался и выставлялся новый. Сразу появилась бутилированная вода, в инфекционном отделении мне приходилось пить воду даже из-под крана, так как давали всего по пол-литровой бутылке в день, здесь же воды в бутылках приносили сразу много, а выпивалось в день около 4-5 литров, почему-то мучала постоянно жажда.

По приезду врач выслушал меня очень внимательно, задавал вопросы и осмотрел с ног до головы. Да, внимание обращалось постоянно и на ноги, появление разных шишек на ногах могло сказать о тромбах. А Ковид страшен именно образованием тромбов. Послушал легкие и сказал, что у меня очень тяжелое жесткое дыхание, спросил про КТ, я сказал, что у меня его не делали. Тут мне он и подтвердил, что у меня тест показал положительный результат. Спросил, как мне дышится и могу ли я дойти до туалета. До него расстояние было метров 40, по всему коридору надо было идти. Там я и увидел в конце коридора палату для интенсивной терапии, где лежала женщина вся в трубках и вокруг куча мониторов. Вот тут мне и стало немного жутко. Проходя мимо палат, я увидел двух своих коллег с работы. Они меня спросили, что до туалета доходишь, силы еще есть, я удивился этому, как и тому что они лежали на кроватях и дышали кислородом, который подавался по пластиковым трубкам. На лице у одного была одета маска у второго трубки заходили в нос.

Так началось и мое лечение, три раза капельницы по 2-3 банки с антибиотиком, плюс четыре раза в сутки в живот уколы от свертываемости крови. Через каждые три-четыре дня у нас брали кровь на анализ. Кстати с повышенной температурой справились быстро. В течение трех дней я есть все еще не мог, по-прежнему все казалось горьким и соленым. Заставлял себя есть через силу, хоть чай или сок с булочкой, две-три ложки супа, две-три вилки пюре, кусочек сосиски или котлеты. Кстати кормили очень хорошо и сытно. На третий день накатила сильная слабость, до туалета дойти уже не мог, пользовался специальным кувшинчиком у кровати. По результатам измерения кислорода в крови на второй день мне выдали аппарат, через который я дышал кислородом. Аппарат подключался к крану, который был на стене возле кровати и подавал кислород через жидкость по трубке к маске на лице. Трубка была длинная, метра два и позволяла встать с кровати, чтобы сходить в туалет. Если я снимал маску и пытался дойти до умывальника, который был в палате в двух метрах от кровати, то через минуту я уже задыхался и лежа на кровати минут 5 приходил в себя. Помогал, только кислород.

В четверг врач сказал, что меня повезут на КТ. Это было очень тяжелое и тяжелое «приключение». Только с лифтом спустившись на первый этаж и очень медленно до скорой на выходе, там со скорой и медленно по коридору до аппарата и потом также мучительно обратно к спасительной маске с кислородом. Результаты КТ мне не сказали, только после выписки я прочитал в заключении о своих более 75% поражения легких. Врач на следующий день сказал мне, что всю неделю я буду дружить с кислородом и даже ночью и спать на животе. Было тяжело, но деваться было некуда. Тут я и узнал, позвонив по телефону домой, что заболела моя жена, и ждут результаты тестирования мой сын 8 лет и дочь 25 лет. Психологически было тяжело. Стал молиться всем, кому знал и не знал, передумал всякое и обо всем. Все стало очень простым, все проблемы ушли куда то, думал только о семье, чтобы все было хорошо. Забегая вперед, скажу, что жена переболела дома в легкой форме — 26% поражения, а сын и дочь не заболели.

Прошло еще два дня, самочувствие особо не улучшилось, но стало легче дышать без маски, до одного часа, начал появляться аппетит. Впервые съел весь завтрак, на обед суп и что-то на ужин. Пришло ощущение, что все будет хорошо. В это время к вечеру мне принесли пакет, переданный дочкой, там было свежее нижнее белье и бритвенные принадлежности. Переоделся, кое-как дошел до умывальника, побрился и умылся. Стало как-то легче. Внутри себя я ощутил, что все будет хорошо. В это время заметил, как по коридору пробежал врач, как-то забегали медсестры. Дошел до коридора и остановив медсестру спросил о случившемся. И тут я узнал, что мой коллега по работе был утром переведен в палату интенсивной терапии и недавно умер.

Как-то опустело на душе, и я заплакал. Жалко было парня, который в расцвете лет так закончил жизнь, и я ощутил бессилие перед этой болезнью, которая так легко справляется с нами, людьми. Медсестра, заметив мое состояние спросила, не дать ли мне успокаивающее. Я отказался, сказав, что справлюсь.

Еще 10 дней мне осталось до выписки, а я уже ощущал, как мне становится легче дышать, все чаще я снимал маску и пытался ходить по коридору, разминая ноги и затекшее тело.

Аппетит все нарастал, и мы с соседом по палате, не поверите, но мечтали о пирожках с капустой, беляшах, булочках с маком и повидлом.

А в это время все чаще мы слышали звонок с входной двери с первого этажа, так привозили новых заболевших, в моей палате появился третий сосед, а потом и четвертый. Новости сообщали об увеличении заболевших. Проход в конце коридора где находилась палата интенсивной терапии завесили полиэтиленом, как я понял от наших лишних глаз.

Вот уже рано утром на 14 день медсестра взяла первый мазок на наличие вируса, другая сделала забор крови из вены на полный анализ. На следующий день врач подтвердила отрицательный результат. Осталось дождаться еще одного забора мазка и получить второй отрицательный результат. И вот уже наступил день, когда мои ежедневные измерения кислорода в крови показали цифру 96%, а врач принесла мне выписной эпикриз. Людей все прибывало и многих начали выписывать из отделения при первом отрицательном результате при взятии первого мазка и отсутствия результата при взятом втором мазке. Таких пациентов увозили на машине скорой помощи прямо по домам и там они должны были сидеть и дожидаться результата. Мне пришел второй положительный результат еще в отделении, и врач утром 16 дня объявил мне, что я могу, не дожидаясь машины идти домой.

Как я был рад, но пришлось ждать до обеда, когда будет машина т.к. я понимал, что сил дойти до квартиры у меня еще нет.

А дальше радость встречи с моей семьей, посещение цехового терапевта, еще три КТ вне больницы, где первый результат еще показал 75% поражение и второй начало заживления. Уже третье КТ, легкие восстанавливаются, прошло 5 месяцев, но иногда сожмет в груди и появится тяжесть в дыхании, но вера в то, что будет все хорошо всегда со мной.

Огромный поклон нашим врачам и медсестрам, глаза которых я буду помнить еще долго, вспоминать капельки воды изнутри на их защитном костюме и их руки которые делали все возможное, чтобы мы жили дальше.

Читайте также:

Поделитесь:
Комментарии
Добавить комментарий
Свернуть комментарии
Загрузка комментариев...
Яндекс.Метрика